Мнение

Призрачный "Альтаир": как Россия "потеряла управление" над единственным ударным беспилотником

7.3k
Комментарии 0
Призрачный "Альтаир": как Россия "потеряла управление" над единственным ударным беспилотником
Андрей Васильев

Гендиректора и главного конструктора казанского ОКБ им. Симонова Александра Гомзина арестовали. Он обвиняется в мошенничестве, злоупотреблении полномочиями, нецелевом расходовании бюджетных средств и срыве программы создания первого тяжелого ударного беспилотника "Альтаир", на который Минобороны выделило 3 млрд рублей. Машина разрабатывается с 2011 года, однако до сих пор не поставлена военным. Андрей Васильев — о перспективах "Альтаира" и его главной проблеме. 

Готовность номер 1

В тот момент, когда против гендиректора и генерального конструктора ОКБ им. Симонова возбудили уголовное дело, беспилотник был практически готов к началу летных испытаний. Машину несколько раз поднимали в небо, она прошла почти весь цикл программы подготовки. На момент испытаний было две критических проблемы: отсутствовала система спутникового управления, и машина летала на немецких двигателях. Решение первой подоспело к тому моменту, когда Александр Гомзин уже находился под следствием.

Александр Гомзин, на которого завели дело в 2018 году

Вторую проблему так и не решили, однако вины ОКБ здесь нет — оно разрабатывало планер, программное обеспечение, создало бортовое радиоэлектронное оборудование и адаптировало беспилотный самолет под применение авиационных бомб и ракет. Титаническая, по российским меркам, работа была проделана с нуля — до начала научно-исследовательских работ специалистами из бывшего КБ "Сокол" результат по беспилотным системам в России был практически нулевым.

Уже к лету 2018 года планировалась не только первая демонстрация изделия заказчику, но и его боевое применение в Сирии. Однако стратегически важная машина по-прежнему не летает за пределами заводского аэродрома. Судьба проекта оказалась настолько запутанной и сложной, что "Альтаир" может вообще никогда не подняться в небо.

Об этом можно говорить хотя бы потому, что в рамках последнего майского визита президента в Казань были продемонстрированы все ключевые беспилотные проекты, в числе которых (к удивлению многих военных начальников) не оказалось "Альтаира". На этот беспилотник возлагались особые надежды: машина должна была не только летать в Сирии, но и помогать российским военным в Арктике. 

Образец "Альтаира"

Борьба за чертежи

В результате проверок и (пока недоказанных) обвинений в адрес генерального конструктора ОКБ им. Симонова Минобороны России решило сменить генерального подрядчика по этому направлению. Контракт на новые научно-исследовательские работы получил Уральский завод гражданской авиации, ныне производящий по израильской лицензии беспилотники "Форпост" (полная копия IAI Searcher). 

"Форпост"

Российского в этих беспилотниках столько же, сколько, например, в автомобилях BMW, собранных в Калининграде, — вся необходимая электроника поставляется в виде готовых комплектов, а УЗГА занимается лишь сборкой.

Кроме "отверточной сборки" беспилотников, в УЗГА занимаются еще и ремонтом двигателей, но обслуживание БПЛА и их разработка с нуля — вещи диаметрально противоположные. Ряд источников, близких к разработке проекта, полагает, что таким образом Минобороны решило прервать порочные отношение внутри беспилотной промышленности и получить наконец затребованный несколькими годами ранее самолет.

Основой успеха УЗГА должна была стать техническая документация по проекту, результаты исследовательских и конструкторских работ, патенты на технологии и многое другое. Однако все это — интеллектуальная собственность, у которой есть владелец. После того, как генеральный директор ОКБ им. Симонова отказался передавать документацию новому разработчику, темп работ над "Альтаиром" заметно снизился.

Нельзя сказать, что после передачи новому подрядчику прогресс полностью сошел на нет. В УЗГА перевели всю (за редким исключением) команду разработчиков и инженеров, работавших над "Альтаиром" при Гомзине. Однако до прежних темпов, как отмечают компетентные источники, теперь далеко.

Позади США, Китая и Индии

Первый полет "Альтаира", согласно заявлению замминистра обороны Алексея Криворучко, был назначен на 2019 год. Из источников, близких к разработке, удалось узнать, что "полетать" его выпустят уже летом. Однако до сих пор неизвестно, удалось ли специалистам УЗГА решить все проблемы, которые отметились еще при разработке в ОКБ им. Симонова.

По большому счету, не имеет никакого значения, кто будет дорабатывать машину и кому будет принадлежать право первенства в этом направлении. Главное в истории с "Альтаиром" — чудовищная задержка во времени. С того момента, как конструкторское бюро из Казани выиграло конкурс от Минобороны, прошло уже 8 лет. Готового решения по-прежнему нет, да и появиться быстро оно не могло — до начала работ над "Альтаиром" разработка тяжелых ударных БПЛА с большой продолжительностью полета находилась на крайне низком уровне.

"Альтаир" — первый российский ударный беспилотник, спроектированный для длительных миссий в любой точке мира. Фактически разработка ОКБ им. Симонова — первый современный БПЛА в истории российской армии, способный выполнять боевые задачи в автоматическом режиме. До начала работ ВС РФ не имели на вооружении ни одной подобной машины, хотя у Соединенных Штатов Америки, например, такие системы появились больше 20 лет назад. До начала работ над "Альтаиром" Россию смогли обогнать не только американцы, но и такие страны, как Китай и Индия, в которых проекты, связанные с беспилотной ударной авиацией, сразу наделили стратегическим приоритетом.

Однако эксперты в области беспилотной авиации полагают, что смена разработчика и надежда на чудо могут подвести российских военных. Уральский завод гражданской авиации — отличное предприятие для производства бюджетных изделий, которые нужны здесь и сейчас. Но довести до ума тяжелую машину, которая должна выполнять миссии за тысячи километров от оператора, силами УЗГА крайне тяжело.

Из-за срыва работ над "Альтаиром" Россия лишена возможности применять беспилотные аппараты для ударных миссий. Из всего, чем ВКС и другие рода войск располагают в данный момент, нормально работают лишь "Форпосты", "Корсары" и новейший разведывательный беспилотник "Орион". Однако все эти машины имеют совершенно иное предназначение и вооружение могут нести лишь небольшое и в "усеченном" варианте.

По сути, свою работу по состоянию на 2019 год ОКБ им. Симонова выполнило — планер, полностью цифровая система управления по спутниковому каналу и вспомогательное оборудование готовы. Если учитывать эти достижения, то пока непонятно, какой вклад в создание машины вносит УЗГА: отечественных двигателей для "Альтаира" так и не создали, а без них изделие вряд ли можно считать пригодным к боевой работе.

В этой связи судьба проекта в целом выглядит печально, хотя источники, близкие к производству машины в УЗГА, сообщают, что над ней работают в несколько смен без выходных.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share