Султан Эрдоган: как Турция воюет в Сирии и чем это угрожает России

Султан Эрдоган: как Турция воюет в Сирии и чем это угрожает России

Сирийский конфликт практически с самого начала стал международным. В поддержку противоборствующих сторон выступили как крупные державы, так и региональные игроки. Роль Турции в войне трудно переоценить: эта страна оказывает слишком сильное (как явное, так и тайное) влияние на ход конфликта в Сирии. Турецкий фактор волнует и Россию, которая совсем недавно начала собственную операцию против боевиков-исламистов, воюющих против законного правительства Сирии. Петр Дергачев рассказывает об игре режима Эрдогана на сирийском поле боевых действий. 

Курдский вопрос и борьба за влияние

Зона расселения курдов

Начнем с принципиальных интересов Турции, которые заставили ее вмешаться в сирийский конфликт. Во-первых, это курдский вопрос. В Турции курды, самый большой в мире этнос без собственного государства, составляют до трети населения. Борьба курдов за независимость началась в первой четверти XX века. Еще по мирному договору между Антантой и Турцией предполагалось создание независимого курдского государства, однако затем Турция проигнорировала этот фрагмент документа. Курды, идентичность которых правительство отрицало, называя их «горными турками», неоднократно восставали.

В 1978 году, в ходе очередного подъема курдского национализма, в Турции была создана Курдская рабочая партия (PKK), поставившая своей целью создание независимого курдского государства на территории проживания в Турции. В результате была начата партизанская война - курдские боевики, которые обосновались в труднодоступных высокогорных районах, нападали на правительственные объекты, солдат, гарнизоны и т.д., фактически действуя как террористическая группировка. Противостояние с разной степенью остроты продолжается до сих пор, хотя в нулевых наблюдалось относительное затишье в связи с односторонним объявлением PKK пятого по счету перемирия.

Территории на севере Сирии, которые контролируются курдами (отмечены желтым) 

Курдский вопрос обострился с началом войны в Сирии, где курды составляют около 9% населения. В 2012 году они решили взять инициативу в свои руки - в городе Кобани произошли столкновения между правительственными войсками и YPG - курдскими отрядами народной самообороны. В результате переговоров правительственные войска, которые не могли противостоять еще и курдам, отошли на заранее обозначенные рубежи.

Сейчас отряды курдов, численностью примерно 65 тысяч человек, контролируют всю территорию проживания этого меньшинства в Сирии. Их основной противник - «Исламское государство», против которого бойцы YPG ведут бои по всей линии фронта. Общий враг объединяет их как с солдатами Асада, которые вместе с курдами держат оборону в сирийском городе Хасеке, так и с боевиками «Джейш аль-Хурр» в том же районе.

Бойцы женского курдского батальона

Успехи курдов в Сирии не сулят властям Турции ничего хорошего. Фактическое создание курдской автономии в составе Сирии угрожает очередным всплеском курдского национализма по другую сторону границы. Кроме того, YPG действует в союзе с турецкой PKK, откуда идет непрерывный поток ополченцев.

Сирийские и турецкие курды очень близки - они разговаривают на одном и том же диалекте курманджи (в отличие от курдов Ирака). Кроме воодушевляющего примера для турецких курдов, Сирийский Курдистан может стать базой для боевиков PKK, борющихся за независимость Курдистана внутри Турции. Этого турецкое правительство допускать не намерено и принимает контрмеры. 

Судьбоносное решение Эрдогана

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пытается многократно усилить влияние Турции в регионе. В активном вмешательстве в сирийский конфликт он видит ключ к усилению политического влияния Анкары. Подобная активность при любых обстоятельствах не ведет к завершению конфликта, наоборот, разогревая войну еще жарче, но Турцию не останавливает даже то, что приграничные районы страны серьезно страдают из-за наплыва сирийских беженцев, которых там насчитывается около двух миллионов.

Со своей сирийской стратегией Турция определилась еще три года назад. Со всего мира в Сирию устремился поток джихадистов, большинство которых проходили именно через Турцию. Эрдоган, тогда еще премьер-министр, решил им не мешать. Поток "добровольцев" решал сразу две задачи: подливал масла в огонь сирийского конфликта, расширяя окно возможностей для Турции, и становился проблемой для курдов, которым пришлось отвлечься на борьбу с джихадистами. 

Беспрепятственный шахид-маршрут

Маршрут джихадистов через Турцию чаще всего один: он начинается в Стамбуле, куда массово прибывают самолеты с "туристами". В теории, турки могли бы задерживать большую часть направляющихся в Сирию джихадистов еще в аэропорту "Ататюрк" (или "Сабиха Гекчен"). По словам боевиков, турецкие спецслужбы прекрасно знают об их перемещениях. Они в курсе адресов перевалочных пунктов - квартир в Стамбуле, где боевики ожидают дальнейшего переезда к границе. Например, боевик из Казахстана, который называет себя Абу Аиша аль-Казахи, на своей странице в соцсетях рассказал, как во время своей переправки в ИГ, в стамбульскую квартиру, где он находился с еще 19 рекрутами из стран СНГ, ворвались сотрудники турецких правоохранительных органов, но задержан был только один турок. Остальные благополучно добрались до границы.

Один из вариантов маршрута джихадистов

До границы с Сирией боевики чаще всего добираются на маршрутных автобусах, которые идут через всю страну. Некоторые отправляются напрямую из Стамбула. Для тех, кто приехал с Северного Кавказа есть вариант с городом Ялова, где проживает крупная община выходцев из этого региона, которые охотно помогают своим землякам достичь «земель джихада». Эти маршрутные автобусы - еще один шанс для турецких силовиков сузить поток террористов. Обычно исламисты-дебютанты садятся в «джихад-экспресс» уже с купленной экипировкой, так что распознать их не составляет большого труда. Но и на этом этапе турецкие органы пропускают поток джихадистов сквозь пальцы.

Наконец, есть шанс поймать боевиков на финальном этапе так называемой «хиджры», как называют процесс переезда в Сирию сами исламисты. Речь идет о пересечении границы с Сирией, которая, по логике, должна хорошо охраняться в ситуации кровопролитного конфликта. Но 730 км сирийско-турецкой границы охраняются из рук вон плохо. В некоторых точках боевики могут свободно пересекать границу в обоих направлениях даже днем. По словам боевиков ИГ, переход через границу - самая легкая часть «хиджры». Если уж рекруту удалось добраться туда, то рано или поздно он пересечет ее - днем или ночью, не важно. Ситуация лишь немного изменилась этим летом, когда примерно на два месяца Турция усилила пограничный контроль, но затем, по словам боевиков, контроль снова ослабили. Сложно поверить в то, что Турция, страна-член НАТО, не может закрыть границу с соседней страной.

Все включено

Передача раненых боевиков турецкой “скорой помощи” на границе

Для многих джихадистов знакомство с Турцией не заканчивается суточным переездом через всю страну на автобусе. Они возвращаются туда снова и снова - раненые в боях могут рассчитывать на лечение в турецких больницах, и не только в частных клиниках, но и в государственных (очень много джихадистов проходили лечение в турецком городе Хатай). Кто-то приезжает туда ради шоппинга, кто-то добирается до Стамбула «по делам», а те, кому надоело на “джихаде”, и вовсе вылетают домой. Все эти люди, действующие члены террористических группировок, остаются безнаказанными, спокойно перемещаясь по турецкой территории.

Известно очень мало прецедентов задержания и арестов террористов. Одним из единичных случаев стало заключение под стражу «Абу Баната» - бывшего офицера Управления по борьбе с экстремизмом МВД Дагестана, который в 2013 году вступил в «Исламское государство Ирака и Шама». Этот боевик «прославился» тем, что на камеру и в присутствии детей обезглавил католического священника на севере Сирии. Он был задержан в Турции, но дело на него было возбуждено... за хранение оружия и боеприпасов. Остальные головорезы попросту разгуливают по стране, с которой у России безвизовый режим.

Надежные провайдеры

Если за покупками и медицинской помощью в Турцию джихадистам ехать есть резон, то чтобы загрузить очередные пропагандистские ролики в Сеть, далеко перемещаться не надо. Доступ в Сеть исламистам обеспечивают частные турецкие компании. В северных районах Сирии проблем с подключением к Интернету у боевиков вообще нет именно благодаря туркам, а вот в Ираке ситуация уже сложнее, ведь правительство отрезало доступ в Сеть для контролируемых джихадистами районов, и там приходится искать обходные пути. Турки обеспечивают мобильную связь и на территории провинции Алеппо, и в контролируемых ИГ регионах Сирии.

Нефть

ИГ активно торгует нефтью, в том числе и с турецкими перекупщиками, которые действуют с молчаливого согласия властей. Исламисты получают от торговли сырьем огромные суммы, которые тратят на зарплаты боевикам (до $400 в месяц), закупки вооружения, поддержку переселения иностранных рекрутов в Сирию.

Покупка нефти - пожалуй, самая значимая косвенная помощь, которую только можно оказать джихадистам, ведь деньги, по словам одного из влиятельных духовных лидеров радикалов - это “кровь Джихада”.

Огонь не открывать

Порой складывается парадоксальная ситуация - турецкие военные и пограничники долгое время поддерживают визуальный контакт с боевиками ИГ, но огонь не открывают. Так было, например, когда исламисты длительное время удерживали город Тель-Абъяд, где они вывесили огромное “знамя Таухида” прямо напротив турецкого блокпоста.

Похожую ситуацию можно было наблюдать в ходе боев между ИГ и YPG/PKK за город Айн аль-Араб/Айн аль-Ислам/Кобани в течение всей второй половины прошлого года.

Турецкие солдаты на границе, на холме - боевики ИГ

Боевики ИГ в разные периоды этой одной из наиболее ожесточенных битв сирийской войны подступали напрямую к границе, в результате оказываясь не более чем в 30 м от турецких пограничников, которые выстроились в цепь. Но Турция ясно дала понять, что курдский вопрос для нее в приоритете, и помогать курдам она не будет даже под угрозой захвата турецко-сирийской границы силами ИГ.

Беженцы на турецко-сирийской границе. Снимок с турецкой стороны

Турки бездействовали и когда летом этого года к границе подошли несколько тысяч беженцев-арабов, спасающихся от наступления курдов, опасаясь этнических чисток. Подоспевшие боевики "Исламского государства" почти силой увели беженцев обратно, и турки не стали этому мешать.

Война в открытую

Среди свидетельств прямого участия турецких военных в сирийской войне особенно выделяется наступление на город Кассаб на севере провинции Латакия в марте 2014 года. Тогда, при поддержке турецких спецслужб и военных, через турецкую территорию были переброшены до нескольких тысяч боевиков «Джабхат ан-Нусры» и других группировок, в том числе банда известного боевика родом из Панкисского ущелья Муслима Абу Валида аш-Шишани (известного также как Мурад Маргошвили).

Главарь “Джунуд аш-Шам” Муслим Абу Валид аш-Шишани

Исламистам дали танки (правда, без экипажей), обеспечив артиллерийскую поддержку. После сокрушительного артобстрела турецких батарей боевики перешли границу сразу в пяти местах. С боем был взят город Кассаб, населенный преимущественно армянами. В результате атаки погибли десятки местных жителей. С помощью этого маневра турки намеревались открыть новый фронт - прямо в алавитской Латакии, которая традиционно считается оплотом президента Башара Асада. Сирийской армии в итоге удалось отбить нападение боевиков и вернуть Кассаб под свой контроль, но атака продемонстрировала, что Турция готова к более решительным действиям в Сирии.

Исламисты в Кассабе

Совсем недавно Турция официально позволила провести на своей территории обучение 50 «сирийских повстанцев», которые должны были сражаться против ИГ, но после пересечения границы перешли на сторону «Джабхат ан-Нусры». Несмотря на то, что тренировочные лагеря сирийских боевиков располагаются в основном в Иордании, часть боевиков до 2013 года обучалась и на территории Турции. И по сей день Анкара поддерживает “Сирийские туркменские бригады”, в том числе, поставками оружия для борьбы с армией Асада.

5 важных выводов

1. Турция дает «зеленый коридор» желающим примкнуть к террористическим группировкам в Сирии.

2. Турция закрывает глаза на пересечение границы боевиками-джихадистами в обратном направлении.

3. Турция гарантирует боевикам мобильную связь и доступ в Интернет, которые используются для сетевой пропаганды и набора новых джихадистов. 

4. Турция обеспечивала и обеспечивает подготовку боевиков на своей территории.

5. Турция ответственна за прямую военную поддержку боевиков, воюющих в Сирии.

Тем не менее, Россия сохраняет безвизовый режим со страной, которая сейчас считается курортом не столько для любителей отдыха all-inclusive, сколько для террористов со всего мира, которым ничего не стоит проникнуть на территорию России. На этом фоне разговоры о прекращении авиасообщения с Турцией выглядят более чем оправданными. 

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
Чтобы подписаться на канал Ruposters в Telegram, достаточно пройти по ссылке https://telegram.me/ruposters с любого устройства, на котором установлен мессенджер, и присоединиться при помощи кнопки Join внизу экрана.


Загрузка...

Новое в политике