Статьи

Оставшиеся за кадром. Герои Чернобыля, о которых не рассказали в сериале

Оставшиеся за кадром. Герои Чернобыля, о которых не рассказали в сериале
Евгений Антонюк

После выхода мини-сериала "Чернобыль" интерес к событиям 1986 года заметно вырос. В России ринулись скупать книги о Чернобыльской катастрофе. Продажи произведения Светланы Алексиевич, которое легло в основу сериала, выросли в некоторых сетях в 8 раз. В белорусской зоне отчуждения наплыв туристов — экскурсии расписаны на месяцы вперед. Многие отметили, что сериал был сделан с большой симпатией и уважением к людям, которые пожертвовали жизнями и здоровьем при ликвидации последствий аварии. В фильме показаны многие из ключевых персонажей, которые приняли удар на себя. Но несколько человек все же не появились на экранах. Евгений Антонюк вспомнил тех, кто остался за кадром.

Леонид Телятников

Леонид Телятников

Это начальник военизированной пожарной части № 2, непосредственно занимавшейся охраной Чернобыльской АЭС. По состоянию на 26 апреля майор Телятников находился в отпуске, но ему позвонили сразу же после того, как пожарная охрана узнала о возгорании.

Пока Телятников не прибыл к месту возгорания, борьбу с огнем возглавил старший по званию лейтенант Правик (он появляется в сериале в эпизодической роли). После приезда Телятников принял командование на себя. Чтобы оценить всю картину происходящего, он лично поднимался на крышу машинного зала, где был один из самых высоких уровней радиационного загрязнения.

Владимир Правик. Он скончался в возрасте 23 лет через 15 дней после взрыва на ЧАЭС
Правик в сериале "Чернобыль"

Около трех часов ночи у пожарных стали проявляться первые признаки радиационного заражения. Обеспокоенный Телятников отправился к начальнику смены 4-го блока Акимову и попросил дозиметриста. Тот подтвердил, что обстановка весьма скверная. К этому моменту стало плохо и самому Телятникову. У пожарного появился ядерный загар, началась рвота, заболела голова, сознание стало спутанным.

В числе первых пострадавших пожарных Телятников был доставлен в медицинскую часть Припяти. В тот же день вместе с коллегами, сильнее всего пострадавшими на пожаре, Телятников был отправлен самолетом в московскую больницу.

Он получил более 500 бэр. При таком уровне заражения смерть наступает примерно в 80% случаев. Но он выжил. Пересадка костного мозга оказалась удачной. После продолжительного лечения Телятников переехал в Киев, вернулся к работе и дослужился до звания генерал-майора. После выхода на пенсию возглавлял добровольную пожарную охрану Киева.

В последние годы жизни он тяжело болел. Скончался в декабре 2004 года от онкологического заболевания в возрасте 53 лет.

Александр Нехаев

Монтаж элементов системы управления и защиты реактора. Чернобыльская АЭС, 1977

Старший инженер-механик реакторного цеха № 1. Прибыл на БЩУ-4 через несколько часов после аварии. В тот момент все еще верили в то, что реактор не был уничтожен взрывом, а персонал энергоблока пытался обеспечить охлаждение активной зоны.

Решено было подать воду через барабан-сепаратор в отпускные трубы главных циркуляционных насосов. Но для того, чтобы это сделать, необходимо было открыть регулятор вручную.

Нехаев вместе с Акимовым и Топтуновым отправились открывать один из регуляторов. Им удалось это сделать, но все трое получили огромную дозу радиации. Акимов и Топтунов к тому времени уже были серьезно облучены, поэтому им сразу же стало плохо. Началась неукротимая рвота, Акимов практически не мог самостоятельно передвигаться. Нехаев до похода к регуляторам был почти "чист", поэтому чувствовал себя значительно лучше.

После возвращения на БЩУ Акимова и Топтунова сразу же отправили в медчасть. Нехаев помог им добраться, а затем вернулся на свой энергоблок сдавать смену. Вскоре и у него проявились симптомы острой лучевой болезни и инженер был госпитализирован.

С радиационными ожогами конечностей и лучевой болезнью 3-й степени он был отправлен самолетом в Москву. Нехаев получил смертельную дозу радиации 600 бэр. При таком облучении человек умирает в 90% случаев даже при адекватном лечении. Он смог выжить, но последствия для его организма были очень тяжелыми. Инженер перенес 18 операций и потерял ногу. В 2011 году пришлось ампутировать и вторую.

Александр Нехаев умер в 2017 году в возрасте 75 лет.

Валентин Белоконь

Валентин Белоконь (справа)

Один из первых медиков, оказавшихся на месте аварии. До утра он оказывал помощь пострадавшим пожарным и сам был госпитализирован с лучевой болезнью.

В ту ночь врач-педиатр Валентин Белоконь был на дежурстве в "скорой помощи". Взрыв на АЭС произошел в тот момент, когда машина возвращалась в больницу с вызова. По воспоминаниям врача, он видел вспышку, но не сразу понял, что взрыв произошел на атомной станции.

В 1:42 в больницу позвонил фельдшер Скачок (он приехал на АЭС чуть раньше) и вызвал врача на пожар, поскольку требовалась помощь. После этого Скачок забрал пострадавшего от взрыва инженера-наладчика Шашенка и вернулся в медсанчасть, а Белоконь поехал на АЭС.

Прямо возле энергоблока медик выяснил у пожарного Кибенка обстановку, после чего остался на месте в ожидании инструкций от руководства. Через несколько минут к нему стали обращаться первые пострадавшие пожарные, жаловавшиеся на тошноту. Белоконь отметил у всех спутанность сознания и т.н. "ядерное возбуждение". Всем пострадавшим он сделал уколы успокоительного и отправил их на машине в медсанчасть.

Следом стали приводить пожарных, которые находились в более тяжелом состоянии. Белоконь уже понял, что речь идет не просто об отравлении продуктами горения, поэтому связался с медчастью и потребовал привезти йод в таблетках. Никакой защиты от радиации врач не имел и получил значительную дозу.

Белоконь оставался на объекте до утра и покинул его к тому моменту, когда пожар был потушен, а всех пострадавших уже увезли в больницу. Врач отправился в общежитие, где жил. Там он раздал йод родственникам и соседям, после чего почувствовал себя очень плохо и был госпитализирован с симптомами лучевой болезни.

Медик был отправлен в Москву во второй партии пострадавших, которую вывезли уже 27 апреля.

Белоконь выжил и после лечения переехал в Донецк, где работал детским хирургом. По некоторым данным, скончался несколько лет назад от рака.

Александр Лелеченко

Александр Лелеченко

Заместитель начальника электрического цеха по эксплуатации второй очереди (3 и 4 энергоблоки). Именно он занимался откачиванием водорода из генераторов, чтобы предотвратить его утечку в машинный зал, на кровле которого был пожар. Электролизная с генераторами находилась в непосредственной близости от поврежденного реактора, поэтому Лелеченко с самого начала получил высокую дозу радиации.

С симптомами лучевой болезни электрика отправили в больницу в бессознательном состоянии. Там ему поставили капельницу, вскоре он пришел в себя. Почувствовав себя лучше, он бежал из больницы и вернулся на АЭС. Там его встретил Давлетбаев, который очень удивился его присутствию и посоветовал уехать в больницу, однако Лелеченко отказался это сделать и продолжил помогать. 

В результате Лелеченко получил самую большую дозу облучения из всех, находившихся в ту ночь на станции. По различным оценкам, она составляла от 1000 до 2500 бэр при смертельной дозе в 600 бэр. Его состояние было настолько тяжелым, что его не повезли в Москву, как всех остальных, а переправили в Киев. Лелеченко умер первым из ликвидаторов, это произошло 7 мая 1986 года. Посмертно он был награжден орденом Ленина.

Разим Давлетбаев

Разим Давлетбаев

Заместитель начальника турбинного цеха № 2. Всю ночь после взрыва оставался на станции и принимал активнейшее участие в ликвидации последствий. На протяжении нескольких часов Давлетбаев перемещался между БЩУ-3 (блочный щит управления), машинным залом и БЩУ-4. Вероятно, активные перемещения отчасти поспособствовали его спасению. Радиационное излучение после взрыва реактора было размещено неравномерно, в одних точках оно было чудовищным — достаточно было нескольких секунд нахождения там, чтобы получить смертельную дозу. В других точках оно было высоким, но оставляло шансы на выживание.

Давлетбаев сумел разыскать дозиметриста и выяснить, что радиационная обстановка на станции очень плохая. После этого Давлетбаев переоделся и принял таблетку йода. Затем он велел Бражнику взломать помещение дежурного слесаря, в котором находились средства индивидуальной защиты. Респираторы и йод раздали сотрудникам турбинного цеха.

На турбинистов была возложена ответственная задача предотвратить появление новых возгораний. Им нужно было опустошить маслобаки турбин, закрыть поврежденные маслопроводы, откачать дизельное топливо из машинного зала, появившееся из-за разгерметизации топливопровода, отключить маслонасосы. Часть этих работ пришлось выполнять вручную из-за повреждений, вызванных взрывом.

Благодаря этим действиям удалось обесточить поврежденные приборы, отключить опасное оборудование, слить пожароопасное масло, а также исключить взрыв водорода, истекающего из поврежденного реактора, и потушить очаги возгорания в машинном зале.

К 5 утра начали проявляться первые признаки отравления — першение в горле, тошнота. Тем не менее Давлетбаев оставался на станции и еще успел доложить обстановку прибывшему на станцию заместителю главного инженера Ситникову (тот самый человек, которого в сериале отправляют на верную смерть на крышу).

К 6 утра рвота стала неукротимой. Инженера на машине "скорой помощи" доставили в припятскую МСЧ-126, куда привозили всех пострадавших на атомном объекте. На следующий день в группе наиболее пострадавших от радиации Давлетбаев был отправлен в Москву.

Он получил высокую дозу радиации (около 300 бэр), потерял все волосы и долго болел. Давлетбаев стал одним из немногих выживших сотрудников, находившихся на блоке в ту ночь и принимавших участие в ликвидации последствий аварии в первые часы. Он скончался от лейкоза в марте 2017 года в возрасте 67 лет.

Ликвидация Чернобыля1/5
Ликвидация Чернобыля2/5
Ликвидация Чернобыля3/5
Ликвидация Чернобыля4/5
Ликвидация Чернобыля5/5

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share