Мнение

Девальвация Трампа: что будет, если он ослабит доллар

6k
Комментарии 0
Девальвация Трампа: что будет, если он ослабит доллар
Михаил Мельников

Трамп поручил разработать меры по девальвации доллара. Он беспокоится, что сильная валюта может помешать экономическому росту, который, как надеется президент США, должен помочь ему переизбраться. Михаил Мельников объясняет, что будет, если доллар ослабнет, и удастся ли Трампу обвалить национальную валюту. 

Подобные шаги Трамп предпринимал с первых месяцев своего президентства, однако тогда горой на его пути встала Федеральная резервная система (ФРС), демонстративно начавшая поднимать ключевую ставку, тем самым укрепляя доллар. Ситуацию для президента не улучшила даже инициированная им смена главы ФРС: Джером Пауэлл, которого считали ставленником Трампа, продолжил игру на повышение и довел ставку до 2,25-2,50%. Для сравнения, за три года до этого она составляла 0,00-0,25%.

Важно понимать, что Дональд Трамп всю свою сознательную жизнь занимался бизнесом. В этом его отличие от всех последних президентов США. Поэтому все его главные решения (в отличие от слов) продиктованы именно его деловым опытом.

А предпринимательское мышление требует незамедлительно ослабить доллар. 

Если бы ФРС делала свою работу как надо, чего не случилось, фондовый рынок был бы на 5000-10000 пунктов выше, а рост ВВП превысил бы 4% вместо 3% при практически нулевой инфляции, — обещал раздраженный Трамп в Twitter. 

Но это было фактически демонстрацией бессилия.

Кому нужна слабая национальная валюта? Очевидно, что экспортерам — компаниям, которые производят товар внутри страны, несут основные издержки во внутренней валюте, а прибыль получают в иностранной. Это легко пояснить на примере условного "Газпрома": зарплату и налоги он платит рублями, а газ продает за доллары и евро. И чем дороже доллары и евро, тем выше прибыль сырьевиков.

Кому нужна сильная национальная валюта? Странам, ориентированным на импорт, потребление произведенного за рубежом. Чем сильнее внутренняя валюта, тем дешевле такие покупки.

Разница между экспортом и импортом — сальдо. Положительное сальдо означает, что страна больше продает, чем покупает, отрицательное — соответственно преобладание ввоза товаров и услуг над их вывозом. Согласно основам экономической науки, лучше быть продающим, чем покупающим.

Если выстроить страны мира по балансу импорта и экспорта, то Россия и США окажутся на разных полюсах этой шкалы. США — крупнейший импортер с гигантским отрицательным сальдо, Россия — среди лидеров по положительному. Не Китай, конечно, но тоже в хорошей экспортной форме (нефть, газ, химия).

Понятно, что страны-экспортеры пытаются снизить курс национальной валюты относительно "мерила всех вещей" доллара. Китай не раз уличали в манипулировании юанем, Россия старается поддерживать низкую стоимость рубля. Доходит до смешного: согласно "индексу бигмака", знаменитый бургер стоит в России в 3,3 раза дешевле, чем в США. Из чего можно сделать вывод, что рубль вполне мог бы торговаться по 5 центов, то есть 20 рублей за доллар вместо нынешних 63. Такая политика позволяет поддерживать бюджет за счет прибылей от налогообложения экспорта и дивидендов от компаний-экспортеров с государственным участием.

Проблема Трампа в том, что сегодня доллар — это не валюта. Это мерило остальных валют. Не доллар дешевеет или дорожает — это все остальные валюты дешевеют и дорожают относительно него. 

Сейчас уже мало кто помнит, что до 1970-х годов, до Ямайской конференции, курсы валют были фиксированными, у стран не было возможности их изменять, а эмиссия, то есть печатание денег, находилась под строгим международным контролем. После отмены этого послевоенного порядка вещей доллар США по настоянию самих США был провозглашен основной резервной валютой, используемой для международных расчетов. В те годы казалось, что это исключительно выгодная позиция, тем более что примерно тогда же отменили золотое обеспечение доллара и стало возможно печатать зеленые бумажки, обеспеченные исключительно армией, морским и воздушным флотом США. 

Но Трамп рассуждает чисто экономически. Вверенная ему страна покупает намного больше, чем продает, особенно плохо обстоят дела с "китайским фронтом". Тем самым страна попадает в зависимость от импорта, теряя собственное производство. Зачем шить американские флаги в Оклахоме, если дешевле закупить их в Сычуани? Потому что Джону надо платить минимум 7,25 доллара в час, а Ляо вполне обойдется такой же суммой в день, и разница в стоимости труда уже покрывает все логистические издержки. Это, кстати, не значит, что Ляо живет в 12 раз (число часов в рабочем дне трудяги-китайца) хуже Джона — юань, как и рубль, недооценен, так что покупательная способность китайского рабочего при таком раскладе может быть всего в 4-5 раз ниже, чем у американского.

Но если в США не будет производства флагов, то Китай и другие их производители получат определенную политическую власть: стоит им резко прекратить продавать американцам флаги, как в стране возникнет острый их дефицит, что, несомненно, повлияет на уровень патриотизма в Штатах.

Ладно флаги, а если речь идет о масштабном производстве? Автомобили, станки, компьютеры, интеллектуальные продукты... Один раз выведя заводы в Юго-Восточную Азию или продав технологии в расчете на дешевый импорт, легко потерять контроль над этими и другими рынками, ибо в случае очередного торгового конфликта не получится в одночасье построить заводы, найти специалистов, обучить программистов.

То есть ориентация на дешевый импорт — это риск попадания в зависимость от него. Для США с их ориентацией на экономику услуг риски еще серьезнее. Чтобы Америка "снова стала великой", надо обеспечить производство всего необходимого на ее территории. Именно поэтому Трамп повышает пошлины для китайских товаров — он хочет вновь сделать своих производителей конкурентоспособными. На самом деле даже 20%-ая пошлина, о которую сломано столько копий, не решает проблемы китайского демпинга, но хотя бы смягчает ее и наполняет американский бюджет.

Казалось бы, девальвировать доллар несложно. Механизм для "обычных" валют известен: надо включить на полную мощность печатный станок (эта процедура деликатно называется "количественное смягчение"), а заодно опустить ключевую ставку обратно к нулю. Есть тут, однако, два "но".

Во-первых, у президента США нет власти над Федеральной резервной системой, которая принимает такие решения. А контролирующие ФРС крупнейшие банки нимало не беспокоятся об экспорте, импорте и других мелочах. В сильном долларе они видят залог своей власти над миром, возможность купить любой товар, любого политика и любую страну.

Во-вторых, США оказались заложниками резервного статуса своей валюты. Практически все международные расчеты, в том числе долгосрочные договоры, номинированы в долларах. Если его выбить, посыпется все. Курсы валют друг относительно друга станут нестабильными и непредсказуемыми, с эффектом домино потянутся банкротства тех, кто вместо крепкого доллара получил девальвированные бумажки, и так далее. Какой-то новый порядок, несомненно, вскоре образуется, но вот каким он будет, нет единого мнения даже у хороших экономистов. По консервативному сценарию, место доллара займет евро, но тогда и Европа окажется в ловушке сильной валюты, препятствующей развитию производства. Хватает сторонников возвращения к золотому стандарту. А может быть, нас ожидает какой-то дивный новый мир без единого центра финансовой силы.

В любом случае ФРС и стоящие за ней банки проверять эти теории не намерены. А значит, Трамп проиграет. Возможно, затратив огромные усилия, ему удастся незначительно пошатнуть собственный колосс — скажем, до 56-58 рублей за доллар, если говорить в привычных нам единицах, но это максимум возможностей американского президента.

* * *

Есть, кстати, еще одна сторона вопроса. Дело в том, что и государства, и корпорации — это значимые экономические субъекты, но есть и люди. Так вот, люди, они же электорат, как правило, на стороне сильной национальной валюты. Потому что она делает для них дешевле импортные товары и путешествия, то есть повышает комфорт жизни. А значит, интересы экспортеров и простых, не причастных к экспорту граждан, прямо противоположны. Убедить Джона в необходимости девальвации доллара и вероятного роста цен тоже довольно сложно. Так что с подобными лозунгами Трамп может попросту не переизбраться на новый срок, несмотря на разброд и шатание в стане демократов. Понятно, что сам он прямым текстом за девальвацию не высказывается, но противники обязательно разъяснят публике, что означает его распря с ФРС.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share