Статьи

Дело Васильевой: армейская приватизация

2.7k
Комментарии 0
Дело Васильевой: армейская приватизация
Илья Ремесло

Юрист Илья Ремесло разбирает дело Евгении Васильевой, комментирует приговор суда и оценивает возможность условно-досрочного освобождения Васильевой, а также подводит предварительные итоги нашумевшего дела «Оборонсервиса».

В 2012 году Следственный комитет РФ возбудил пять уголовных дел по фактам мошенничества при реализации недвижимости, земельных участков и акций, принадлежащих ОАО «Оборонсервис».

Само ОАО «Оборонсервис» было создано в 2008 году решением Президента Медведева. Целью его создания декларировалось освобождение Министерства Обороны от хозяйственных функций.  Министерство Обороны являлось собственником большого количества ценного имущества, в основном недвижимости.  Управление военными активами было действительно далеко от идеала.  Имущество либо использовалось не по назначению и со злоупотреблениями, либо вообще пропадало. Непрофильные активы было решено распродать, а вырученные деньги направить в доход бюджета.

Исходя из этого, было принято решение поручить вопросы хозяйственного обслуживания и распоряжения имуществом  подконтрольному Минобороны  многопрофильному  холдингу ОАО «Оборонсервис». Холдинг управлял деятельностью открытых акционерных обществ «Авиаремонт», «Спецремонт», «Ремвооружение», «Оборонстрой», «Агропром», «Оборонэнерго», «Военторг», «Красная звезда», «Славянка» и координировал их взаимодействие.

Однако, где речь идет о распоряжении госимуществом, там высоки коррупционные риски. Неудивительно, что итогом данного предприятия стал крупнейший коррупционный скандал в современной России.

Уже 23 ноября 2012 года следствие предъявило экс-главе департамента имущественных отношений Минобороны РФ Евгении Васильевой обвинение в мошенничестве в особо крупном размере. В окончательной редакции Васильевой предъявлено обвинение в совершении 12 эпизодов преступлений, предусмотренных статьями 159, 174.1, 201, 286 УК РФ (мошенничество; легализация денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления; злоупотребление полномочиями; превышение должностных полномочий).

Как сочло следствие, Васильева, используя свое служебное положение, выбирала наиболее ликвидные объекты недвижимости, акции и другое имущество, принадлежащие ОАО «Оборонсервис», после чего организовывала их продажу по заведомо заниженной цене. Похищенными активами Васильева лично распоряжалась через полностью подконтрольные ей фирмы. Также она получала легализованные денежные средства от доверенных лиц. Общий ущерб от ее преступных действий, по версии следствия, превысил 3 миллиарда рублей. Все действия с недвижимостью осуществлялись в составе организованной группы, участниками которой являлись Ирина Егорова, Лариса Егорина, Юрий Грехнев, Максим Закутайло, Динара Билялова и Екатерина Сметанова.

В ходе обыска, проведенного по месту жительства Васильевой, были обнаружены и изъяты: коллекция картин, 3,5 миллиона рублей наличными, а также более тысячи ювелирных изделий из драгоценных камней и металлов, наручные часы известных мировых торговых марок общей стоимостью более 127 миллионов рублей.

С юридической точки зрения, схемы, используемые Васильевой и ее сообщниками, довольно типичны для преступлений такого рода. Была создана преступная группа, в состав которой входили юристы и оценщики имущества. Они и обеспечивали нужную оценку продаваемого имущества, проводили сделки с ним. После получения нужной оценки, все остальное уже было делом техники – имущество выводилось на контролируемые Васильевой фирмы, и в «отмытом» виде продавалось заинтересованным покупателям. Все эти сделки являлись юридически недействительными, практически все похищенное удалось вернуть обратно либо через уголовное дело, либо через иски в арбитражных судах. 

Стоит отметить, что в январе 2015 года по делу Васильевой в качестве свидетеля был допрошен бывший министр обороны Анатолий Сердюков, в отношении которого следствию не удалось обнаружить доказательств причастности к хищениям.  По его мнению, Васильева не нанесла Минобороны России никакого ущерба. Работа по продаже недвижимости Минобороны «была проведена качественно и вовремя», и если бы министерство не избавилось от этого «балласта», последствия от наступившего кризиса были бы гораздо тяжелее.

Совсем иным образом итог деятельности «эффективного менеджера» Васильевой подвел новый министр обороны Шойгу. По его словам,  «общая внешняя и внутренняя кредиторская задолженность предприятий «Оборонсервиса» составляет десятки миллиардов рублей, в том числе задолженность перед контрагентами — 97,6 млрд руб., а задолженность по зарплате — 1,4 млрд руб. Накопленный убыток предприятиями сферы ЖКХ превышает 40 млрд руб. Расходы бюджетных средств за 2013 год на «Оборонсервис» увеличились на 49 млрд руб., также снизилось качество предоставляемых услуг и увеличились цепочки посредников.

Создавалось впечатление, что в деле до последнего момента шла некая подковерная борьба.  Так, государственный обвинитель проявил удивительную снисходительность и запросил для Васильевой 8 лет лишения свободы условно – и это несмотря на то, что другие фигуранты уголовного дела, заключившие сделку со следствием (Билялова и Сметанова), получили реальные сроки.  Кстати, их показания против Васильевой были подтверждены  вступившими в силу приговорами судов и легли в основу приговора в отношении Васильевой. 

Защита Васильевой также не сидела сложа руки. Адвокаты играли на противоречиях и недостатках в проведенных следствием экспертизах оценки стоимости имущества, пытались доказать, что действия Васильевой были согласованы с министром обороны (что так и не нашло объективного подтверждения).  В итоге суд снял обвинения по 4 эпизодам дела: суд счел недоказанными  обвинения в мошенничестве с недвижимостью, но признал Васильеву виновной по ряду эпизодов мошенничества, хищения агентских вознаграждений и отмывания денег. Взысканная с нее сумма ущерба, таким образом, составила 125 миллионов рублей. Следует учитывать, что большая часть предъявленного ущерба была погашена в добровольном порядке – этим и объясняется значительное снижение суммы ущерба.

В итоге суд приговорил Васильеву к 5 годам лишения свободы, из которых ей предстоит отбывать 2,5 года, поскольку суд согласно нормам уголовного права зачел ей время нахождения под домашним арестом. Доводилось читать мнения, что Васильева может спокойно выйти по условно-досрочному освобождению уже в этом месяце.

Разумеется, это не соответствует действительности. Для применения УДО согласно ст. 79 УПК РФ, необходимо соблюдение ряда условий: фактическое вступление приговора в силу, компенсация взысканного ущерба, надлежащее поведение осужденного в период отбывания наказания. Как мы помним, у следствия были претензии к несоблюдению Васильевой режима домашнего ареста. 

Также следует учитывать, что Следственный комитет продолжает расследование других эпизодов с участием Васильевой, и совсем не исключено, что в скором времени ей могут быть предъявлены новые обвинения. В этом случае, если суд признает обвинения обоснованными, то путем сложения наказаний итоговый срок Васильевой может значительно вырасти.

В целом следует оценивать приговор как обнадеживающий: в итоге власть все-таки показала, что и в отношении  высокопоставленных преступников действует принцип неотвратимости наказания. 

Уместно провести аналогию между приватизацией 90-х и хищениями в Оборонсервисе. Как и приватизация, затея с Оборонсервисом внешне преследовала благие цели, под прикрытием которых был нанесен колоссальный ущерб государству. Как и в 90-х, очень много говорилось об «эффективном частном собственнике», в пользу которого государству следует немедленно отказаться от принадлежащих ему активов, и «невидимой руке рынка», которая расставит все на свои места.  Логика удивительная – вместо того, чтобы нормально и профессионально управлять государственными активами, их просто следует продать по дешевке. Ведь так проще, и кому-то – безусловно выгоднее.

Хотелось бы верить, что власть сделает тщательные выводы из дела Оборонсервиса, в том числе и  кадровые. Причина, по которой стали возможны столь масштабные хищения, кроется именно в принципе, по которому на руководящие посты с полномочиями по распоряжению огромными активами ставят «заинтересованных» лиц из ближайшего окружения. Такая ситуация в особенности неприемлема для Министерства Обороны, от руководства которого зависит национальная  безопасность страны. Нельзя ставить обороноспособность страны в зависимость от своекорыстных «бизнесменов» во власти.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать Ruposters в ленте "Яндекса" https://zen.yandex.ru/ruposters.ru

Поделиться / Share