Мнение

День Д: как во Франции проходит церемония стирания исторической памяти

4.8k
Комментарии 0
День Д: как во Франции проходит церемония стирания исторической памяти
Елена Кондратьева-Сальгеро

В Нормандии, на северном побережье Франции, отмечают годовщину высадки союзных войск. 75 лет назад был открыт второй фронт. В операции 1944 года участвовали более 150 тысяч солдат США, Великобритании, Франции, Польши и др. Французский журналист Елена Кондратьева-Сальгеро — о том, как отметили годовщину и о чем забыли в этот день. 

Если верить недавнему заявлению госсекретаря Франции, для празднования 75-й годовщины события, все чаще упоминаемого на Западе как "ключевой момент" Второй мировой и "решительный поворот" к победе над гитлеровским нацизмом, знаменитой высадки союзников в Нормандии в 1944 г., президент Макрон "заготовил несколько сильных ходов".

Празднования начались 5 июня в британском городе Портсмут, и со вчерашнего дня заинтригованные журналисты недоуменно и спешно вычисляют, какие "ходы" президента Макрона следует засчитать сильными.

Церемония открытия торжеств началась в 11 часов утра в присутствии английской королевы Елизаветы II, президента Макрона, президента Трампа, г-жи Терезы Мэй, г-нa Джастинa Трюдо, лидеров еще ряда государств и около 300 ветеранов Второй мировой.

1/2
2/2

Дабы не повторять прискорбных ошибок и не утомлять аудиторию, королева Елизавета, на встрече с которой буквально накануне несколько вздремнул с непривычки президент Трамп, ограничилась коротким выступлением о мужестве и заслугах всех участников. Г-н Макрон зачитал предсмертное письмо 16-летнего Анри Фертэ, расстрелянного героя Сопротивления. Г-н Трамп проговорил знаменитую "молитву Рузвельта", произнесенную им для американских солдат 6 июня 1944 г.

Замeчу походя, что в молитве президента Рузвельта оказалось много неполикорректных на сегодняшний день терминов, которые, в виду сложившейся ситуации, звучали так двусмысленно и провокационно, что после прямой трансляции, в последующих сводках новостей, этот эпизод пускали в режиме мгновенного проскальзывания и внимание на переводе не заостряли (было там о солдатах, которые "начали великую кампанию в борьбe за спасение нашей республики (!), нашей религии (!!!) и нашей цивилизации, чтобы освободить человечество от страданий").

По оценкам комментаторов, самыми сильными моментами во всей церемонии можно засчитать выступления художественных коллективов песен и плясок в стилизованных военных костюмах "того времени", а также неожиданным эхом перекликавшиеся шляпки Мелании Трамп и Терезы Мэй — их дизайн вызвал настойчивые ассоциации с севшей набекрень летающей тарелкой или с антенной сателлитной связи на городском балконе. Что все-таки наводит на тревожные размышления...

Макрон, Мэй, принц Чарльз, Елизавета II, Трамп и его супруга Мелания на праздничных мероприятиях в Портсмуте

После праздничного обеда (в 13 часов), королева Елизавета в окружении президентов Трампа и Макрона почтила своим присутствием загрузку британских ветеранов на корабль для дальнейшей транспортировки через Ла-Манш, во Францию, для продолжения торжеств.

В 18 часов во французском городе Кан (департамент Кальвадос) главы государств и другие официальные лица почтили память 85 расстрелянных участников Сопротивления, из которых мог быть опознан в свое время только 71 человек.

Вообще в Нормандии, во время высадки союзников за 6 и 7 июня, погибло 3000 гражданских, почти столько же, сколько американских солдат. Потери гражданского населения при предварительных бомбардировках побережья, за несколько недель до самой высадки, в эти дни предпочитают не вспоминать — цифры варьируются от 25 до 30 тысяч человек... Это к слову о всех "необходимых жертвах при стечении неумолимых обстоятельств".

И этот момент в организации праздника вряд ли можно засчитать "сильным".

Сводки новостей транслировали документальные кадры и рассказы последних еще живых свидетелей о том, как прятались от бомбежек в песчаных карьерах на берегу, как собирали трупы погибших под бомбами животных, чтобы кормить детей, и выдавали кошек за кроликов, сваренных на кострах, в консервных банках.

Высадка союзников в Нормандии

Сегодня утром, 6 июня, президент Макрон и премьер-министр Тереза Мэй (которая уйдет в отставку сразу по окончании торжеств, то есть уже завтра) почтили своим присутствием закладку первого камня британского мемориала в городе Вер-сюр-Мер. По признанию мэра города, этот мемориал стоил британцам 23 миллиона евро, и очень может быть, что именно он окажется одним из тех "сильных моментов" 75-летней годовщины, о которых загадочно упоминал госсекретарь.

Далее следует череда аналогичных мероприятий, среди которых равно трудно выделить особенно сильные моменты, учитывая, что каждое из них одинаково важно и достойно мемориального почитания.

Bстреча с французскими ветеранами в городе Байё. Церемония на американском кладбище города Колльвиль-сюр-Мер. Может быть, эта церемония станет обещанным сильным моментом, потому что именно здесь г-ну Макрону удалось, наконец, переплюнуть своих предшественников (г-ну Макрону постоянно хочется кого-нибудь переплюнуть) и затмить размахом своих последователей: аналогичное мероприятие в 2014 году, при президенте Олланде, собрало на американском кладбище Кальвадоса всего 8 000 человек, а президенту Макрону удалось заявить от 10 до 12 тысяч ожидаемых присутствующих.

Далее по протоколу: обед и беседа президентов Макрона и Трампа в городе Кан (13:30, как говаривал принц Флоризель, "по-походному, по-походному!"). В 16:30 — памятная церемония в городе Колльвилль-Монтгомери. Наконец, 7 июня премьер-министр Канады Джастин Трюдо почтит своим присутствием Елисейский дворец...

Между этими временными вехами и короткими трапезами — песни, пляски, селянe и селянки. В эпизодах и на заднем плане — обычные горожане-налогоплательщики, погрязшие в быту, работе, собственных проблемах и потому вяло следящие за торжествами.

Горожанам-налогоплательщикам не до торжеств: их давно отучили от поминания важных дат, имеющих отношение к понятиям, ныне признанным неполиткорректными, — родина, нация, патриотизм. Ну, или как в "трамповой молитве" — республика, религия, освобождение.

Кто, кого и от чего освобождал, уже неважно. Важно, как об этом лично заявил президент Макрон, "единение европейских стран для совместного отстаивания наших ценностей".

Макрон и Мэй почтили память погибших в Нормандии
Макрон и Трамп

Здесь, по всей видимости, и зарыт (как собака!) тот самый "сильный момент", о котором загадочно проговорился госсекретарь в преддверии торжеств.

Этот "сильный момент" уже два дня то тихо, недоуменно, то провокационно запальчиво обсуждается на заднем плане официальной церемонии — на самом деле церемонии стирания исторической памяти. Обсуждают "сильный момент" некоторые издания, известные своей неполиткорректностью, и беглые сводки радионовостей в часы наислабейшего рейтинга.

Момент "силы" президента Макрона, по всей видимости, заключается в своего рода премьере, результат которой еще долго будет обсуждаться международным сообществом: на памятные торжества впервые в истории не был приглашен президент страны, имевшей к событиям Второй мировой самое непосредственное отношение.

Вчерашний опрос в газете Фигаро: "Должны ли мы были пригласить Владимира Путина на 75-ю годовщину высадки союзников?" (всего 76 451 опрошенный) дал такие результаты:

82% - да

18% - нет

Несколько отважных попыток отдельных журналистов пробить в эфир спонтанные опросы случайных граждан, из тех, кто еще помнит, когда и зачем началась Вторая мировая, "кто ее воевал" и чем все закончилось, оказались неутешительными и были пресечены уже к полудню. Неожиданный процент случайных граждан необдуманно отвечал "конечно!", несколько человек выразили недоумение по поводу нововведенной "санкции" на русского президента, после чего прямой эфир больше не давали, а в записи начали пускать безымянных и политкорректных Жан-Марков, Халебов и даже одну Фатиму, которая сказала, что "пока Россия вмешивается в дела других государств, как в Сирии, конечно, не надо приглашать".

Эта последняя Фатима, что называется, сделала мой день, напомнив старый и очень знаменитый анекдот про опрос москвичей, как они относятся к "понаехавшим":

- 40% ответило: "конэчно, пюскай приезжают в наш столица!"

- 40% ответило: "слухай, та нам шо какая разница?"

- 20% ответило: "Не знаю, мы питерские... "

К концу первого дня торжеств тема провокационного игнорирования российского президента окончательно покинула информационное пространство и не возникала даже на теледебатах.

Самые центральные и основные газеты ограничились нейтральным упоминанием того факта, что и Ангела Меркель, приглашенная на церемонию открытия в Портсмут, далее за кораблем, перевезшим 300 ветеранов на французское побережье, не последовала и в дальнейших торжествах на французской территории участия не принимала.

Президент Путин был упомянут в центральной прессе как "великий отсутствующий", с ореолом риторического вопроса: "Как объяснить это отсутствие, учитывая, что Советский Союз сыграл главенствующую роль в победе Союзников?" ("Le Figaro").

Тактично уклончивый официальный ответ Елисейского дворца на этот бестактно щекотливый вопрос:  "Это наш выбор. Есть еще много прекрасных случаев и замечательных церемоний (читай: для приглашения русского президента), например, 11 ноября ". К тому же, заключительная церемония торжеств пройдет под предводительством премьер-министра Эдуара Филиппа, а не самого президента Макрона (читай - негоже Филиппу Путина провожать).

Законспектировав официальную версию и немедленно вслед за этим нарыв собственную, официозную, французская пресса последними абзацами обнародовала мелкий, но едкий факт: в России с 5 по 7 июня как раз находится китайский президент Xi JinPing, почетный гость экономического форума в Санкт-Петербурге (с 6 по 8 июня). И пока во Франции изящно трапезничают на брудершафт бывшие "союзники", президент Путин, вне всякого сомнения, встретится с главой именно этого государства.

Си Цзиньпин и Владимир Путин на встрече в Москве 5 июня

В таком контексте уклончивая фраза президента Макрона "это наш выбор" звучит несколько противоречиво. Я бы даже сказала, несколько самоуверенно звучит. Если учесть, что все вышеописанные события проходят на общем фоне откровенной экономической войны между Америкой и Китаем...

Собственно, это и есть грубый ответ на деликатный вопрос, отчего и почему Владимира Путина не позвали праздновать собственную победу. И французская пресса по наводке дипломата Жана де Глиньясти (бывший посол в России, 2009-2013) уже успела все разболтать.

На этом можно было бы и закончить, без прикрас, но уж очень хочется добавить одно личное впечатление от происходящего. Наблюдая за сегодняшней европейской ярмаркой тщеславия, в коей президент Макрон является одним из первых исполнителей другими написанных ролей, я никак не могу отделаться от одной навязчивой ассоциации, которая наиболее точно и бесстрастно отражает всю ситуацию, до костей: "По улицам Слона водили, как видно, напоказ..."

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share