Политика

Адвокат семей погибших рейса MH17: Украина должна понести ответственность за эту катастрофу

Адвокат семей погибших рейса MH17: Украина должна понести ответственность за эту катастрофу

Адвокат из Германии Эльмар Гимулла, представляющий интересы трех семей, родственники которых погибли в авиакатастрофе с малайзийским «Боингом», дал интервью Агентству федеральных расследований. Юрист рассказал о ходе судебного разбирательства и объяснил, почему иски были поданы именно в адрес Украины. Ruposters публикует сокращенную версию этого интервью.

FLB:  Как вы пришли к выводу, что исковые заявления надо подавать к Украине?

C украинским государством ситуация очень ясная. Есть территория, про которую Украина утверждает, что она там является сувереном. Но тогда эта страна должна и отвечать за то, что на этой территории и в воздухе над ней происходит. По нормам международного права и по международным соглашениям, обеспечение безопасности полётов над территорией Украины – её обязанность, и если эта безопасность не обеспечена, то воздушное пространство надо закрывать. Украинское правительство сознательно или по халатности этого не сделало, и произошла чудовищная катастрофа, и за это страна должна понести ответственность. 

FLB: В каком состоянии сейчас дело? Получило ли оно развитие? Какова сумма иска?

- Мы пожаловались в Европейский Суд по правам человека. Сумма иска – 1 миллион евро каждому истцу. Я подготовил очень серьёзные обоснования, в иске я ссылаюсь на множество международных конвенций и документов ИКАО (Международная организация гражданской авиации, Специализированное учреждение ООН) 

FLB: Какова была реакция со стороны Украины?

- Украинское правительство пока никак не отреагировало, официальных заявлений я не слышал. Но вот в социальных сетях и по электронной почте я такого наслушался. Недели через четыре где-то, когда стало только известно, что я представляю родственников погибших в этом деле, в мой адрес сыпались самые чудовищные обвинения, страшное хамство и даже угрозы.

FLB: В других странах аналогичные дела кто-то инициировал? 

- Вы знаете, нет. Во всяком случае, мне об этом не известно. Меня неприятно удивила реакция моих голландских коллег. Интересы нидерландских потерпевших представляют 5 или 6 адвокатов. Когда я предложил им присоединиться к моей жалобе, они посовещались и написали, что хотят «подождать, как будут развиваться события». Так что у меня есть сильное подозрение, что дела тем ведутся «левой пяткой», и в серьёзном юридическом разбирательстве никто особо не заинтересован. 

FLB: Россия выдвигала претензии в адрес Киева относительно того, что расследование не ведётся как следует. В частности, было заявлено, что рейс MH17 после Донецка отклонился от своего курса. Было непонятно – это ошибка экипажа или украинского авиадиспетчера. Однако показания диспетчеров так и не были обнародованы…

- Да, мне об этом известно, но каких данных по этому поводу я пока тоже не видел. Вообще, очень много данных засекречено, информации в открытом доступе мало, и это несомненно вызывает подозрения. 

FLB: Влияет ли как-то на ваше дело международное расследование? Следите ли вы за расследованием? Вы говорили, что расследование дела не влияет на ситуацию с вашим иском. Насколько оно важно для вашего дела?

- Я, конечно же, слежу за международным расследованием, и чем дальше – тем меньше доверия оно у меня вызывает. Начать стоит с того, что во всех государствах по международным обязательствам должна быть независимая служба расследования авиакатастроф. Такая служба есть в Германии, она есть в России и, кстати, на Украине она тоже имеется. Это независимые вполне компетентные органы, и я решительно не понимаю, зачем надо создавать какую-то специальную комиссию и изобретать велосипед. К тому же, состав международной комиссии по MH17 ну очень уж странный – там например представитель от Украины – из местных секретных служб, о какой независимости этого органа можно говорить? Большая часть документов, содержание чёрных ящиков – всё засекречено. 

Предварительный отчёт комиссии меня тоже не обнадёжил, по сути он сводится к одному предложению: «В небе над Восточной Украиной что-то случилось с самолётом». Больше спасибо, крайне содержательно. Я, честно говоря, не жду и от финального отчёта никаких чудес. Напишут какую-нибудь чепуху, дело замнут, потратят на Украину кучу денег ЕС, а жертвам выплатят компенсацию из этих денег. Но, слава Богу, для моего дела совершенно не важно, что делает эта комиссия. Украина не смогла выполнить свои обязательства в своём воздушном пространстве, и это главное. 

FLB: Незадолго до того, как был сбит малайзийский авиалайнер МН17, немецкая разведка предупредила власти об опасности полётов над Украиной. Однако Берлин пропустил это мимо ушей. В конце августа берлинский суд постановил: МИД ФРГ должен рассекретить сведения о том, что знал о риске для полетов гражданской авиации над Донбассом, однако не предпринимал никаких действий в этой связи. Какие последствия влечёт за собой эта ситуация? 

- Это ситуация совсем идиотская, я, честно говоря, просто не поверил своим ушам, когда услышал заявления официальных представителей немецкого МИДа. Об опасности полётов предупреждали все – разведки, журналисты. Более того, примерно за неделю украинский МИД вызвал к себе послов всех государств, в том числе и Германии, и заявил, что на востоке страны боевые действия перешли на качественно новый уровень в связи с тем, что у сепаратистов появились системы ПВО. Заявил – и всё. Ни слова о том, что на деле означает этот «качественно новый уровень», сказано не было. Но это ещё полбеды. Немецкий МИД не почитал нужным проинформировать ни Минтранс Германии, ни другие структуры, которые могли в свою очередь предупредить авиакомпании. На пресс-конференции официальный представитель МИДа заявил, что они «не министерство транспорта», чтобы информировать авиакомпании. Так что и Украина, и сама Германия, и все те послы, которые были на встрече, и не забили тревогу – все в какой-то степени виноваты в произошедшем. 

FLB: Ранее вы говорили о том, что откладывали возбуждение иска, потому что хотели дождаться результатов дискуссии рабочей группы "Working group on conflict zones" международной организации гражданской авиации в Монреале. Речь шла об установлении чётких критериев относительно того, в какой момент государство обязано закрыть своё воздушное пространство для перелётов. Каковы результаты, выработаны ли сегодня эти критерии? 

- В этой области определённо есть подвижки, пусть пока и не такие значительные, как хотелось бы. На сайте ИКАО теперь можно посмотреть, где в мире ведутся боевые действия и лучше не летать. Но по сути это означает, что авиакомпании взяли всё в свои руки и пока отказались от идеи заставить государства соблюдать свои обязательства. Такое положение дел ни меня, ни большинство моих коллег не устраивает. Именно поэтому я настаиваю на важности обвинения украинского государства, это дело должно создать прецедент и заострить внимание на том, что государства обязаны обеспечивать безопасность своего воздушного пространства для гражданской авиации, либо закрывать его совсем. 

Эльмар Гимулла – немецкий юрист и эксперт по воздушному праву. Он является почетным профессором Технического университета Берлина, а также адъюнкт-профессором университета аэронавтики Embry-Riddle Aeronautical UniversityDaytona Beach. С августа 2006 года избран президентом немецкой секции международного объединения Aircraft Owners and Pilots Association. Занимается урегулированием вопросов, связанных с несчастными случаями на воздушном транспорте. Живёт в Берлине.

Полная версия интервью доступна на сайте Агентства федеральных расследований FLB.ru

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share