Статьи

95 лет СССР: что мы знаем о Союзе, но не привыкли обсуждать

14.1k
Комментарии 0
95 лет СССР: что мы знаем о Союзе, но не привыкли обсуждать
Дометий Завольский

95 лет назад был подписан договор о создании СССР. Государство со столицей в Москве образовали четыре социалистические республики: РСФСР, Украинская и Белорусская ССР и Закавказская СФСР. В постсоветской реальности обсуждение советской истории с каждым годом идет ожесточеннее. Опросы показывают, что больше половины россиян сожалеют о распаде СССР и их количество растет. Дометий Завольский предлагает вспомнить главные черты и характеристики Союза, чтобы лучше понять его судьбу.  

На воспоминания и споры о Советском Союзе расходуется, пожалуй, излишне много времени и сил. Однако они касаются главным образом различных персоналий, конкретных исторических событий или истории повседневности. В то же время многие принципиальные детали советского мироустройства не являются секретом, но нередко упускаются из виду. 

1. СССР был революционным государством. Вся советская реальность была реальностью революционной, то есть построенной на более или менее радикальном отрицании прошлого (а также внешнего несоциалистического, которое рассматривалось как прошлое, вытесненное из советской реальности).

2. СССР был идеократией и даже квазитеократией, то есть системой, в которой власть принадлежала служителям гражданского культа марксистской идеи, по сути заменившего религию. Лидер СССР представал главою мирового коммунистического движения и лидером марксистского учения, возглавлявшим борьбу всего прогрессивного человечества за выход из общего кризиса капитализма ко всемирному торжеству социализма.  

3. Царивший в СССР режим власти Компартии был до принятия Конституции 1977 г. неформальным. Лишь её пресловутая 6-я статья наконец оговорила, что КПСС - "руководящая и направляющая сила советского общества, ядро его политической системы, государственных и общественных организаций". По сути это означало признание в том, что органы компартии (ещё с 20-х гг.) были реальной исполнительной и законодательной властью и разновидностью надзорных органов, а заодно и ведали "духовными делами" в той мере, в какой идеология заменяла религию. Согласно советскому законодательству, исполнительную и законодательную власть совмещали советы, но всем очевидно было, что они исполняют (в лучшем случае) совещательную роль, а большей частью представительскую и низовую надзорную ("пожаловаться депутату на управдома").

4. При этом в СССР никогда не были четко распределены полномочия высших должностных лиц и порядок их замены. Ленин был председателем Совета народных комиссаров, то есть кабинета министров. Одновременно он был лишь одним из членов Политбюро, хоть и самым авторитетным. Формального лидера у Коммунистической партии при ее основании не существовало. Следующие председатели Совнаркома Рыков и Молотов были лишь руководителями "экономического блока". Сталин превратил свою аппаратную должность генерального секретаря (то есть попросту главного делопроизводителя) фактически в пост единоличного главы партии, к концу 20-х лишив Политбюро и прочую высшую бюрократию коллективной власти. В 1940 году он стал председателем правительства, но после его смерти пост предсовмина вновь оказался техническим, пока его не занял первый секретарь ЦК КПСС Хрущёв… Даже Центральный Комитет – фактически параллельный, партийный парламент – на деле был, самое большее, совещательным органом. Реальная власть концентрировалась в аппарате ЦК – параллельном правительстве. Назначение не только партийных, но и любых других руководителей "согласовывали" соответствующие партийные инстанции. Если вспоминать известный анекдот брежневских лет, как раз аппарат ЦК, а не маршал или его сын, и были главной помехой тому, чтобы сыну генерала стать маршалом.

При этом главой советского государства считался председатель Центрального исполнительного комитета СССР (до 1938 г.) или Президиума Верховного Совета – однако такое юридически точное определение этих должностей лишь удивляло услыхавших его советских граждан.

5. Принципиальным отличием советской Революции от прочих стало то, что она уникальным образом оказалась антинациональной. Буржуазные революции XVII-XX веков были националистическими. Социалистические революции, вспыхнувшие после Первой мировой войны, вовсе не отрицали немецкого или венгерского национального начала, как и социалистические перевороты, произошедшие после 1945 года в странах Европы, Азии, Латинской Америки и Африки - в какой бы мере ни поддерживались интернационалистским Советским Союзом те или иные компартии. Китай, собранный под властью КПК, остался националистической Китайской империей. Даже доведший маоисткую практику до кровавого абсурда камбоджийский режим "красных кхмеров" был ультранационалистическим.

Советский же режим с самого начала старался соответствовать букве марксистско-ленинского учения, провозглашавшего Российскую империю одной из главных и наиболее реакционных империалистических сил, подлежавшей демонтажу и шельмованию.

Аналог советской социалистической федерации можно увидеть лишь в Югославии, пересобранной после Второй мировой войны хорватом Тито в ущерб основателям-сербам. Однако возникший в 1918 г. югославский проект был с самого начала поражен острым отторжением сербов хорватами.

6. СССР по своему административно-территориальному устройству напоминал созданную в 1871 г. Германскую империю: большая Пруссия-РСФСР и гирлянда германских государств-советских республик.

Императором Германии стал прусский король, тогда как руководящие партийные органы РСФСР стали руководящими органами Советского Союза, Российская академия наук стала АН СССР и т.д.

При этом Пруссия теряла свои позиции в качестве самостоятельного субъекта, став синонимичной новому государству. Пруссаки в большей мере, чем "регионалы", утратили свою идентичность. Но они ей жертвовали ради сплочения не менее основательной немецкой идентичности, существовавшей еще до появления Пруссии. Исчирканная же автономиями РСФСР в составе Советского Союза и вовсе превращалась лишь в административно-хозяйственный субъект, а русские становились "советскими людьми" в значительно более чистом виде, чем иные "социалистические нации", наделявшиеся атрибутами государственности.

7. Одной из главных причин преобразования захваченной большевиками Российской республики (как с 1(14) сентября 1917 г. называлась бывшая империя) в асимметричную и номинально дерусифицированную федерацию СССР стало наличие крупнейшей УССР. Национальная политика союзного центра в дальнейшем была в немалой мере направлена на то, чтобы уравновесить двойственный русско-украинский Союз (вспомним, что в булгаковском "Театральном романе" писатель Максудов обязуется не передавать свою пьесу "ни в какой город РСФСР" и "ни в какой город УССР" – другие республики не упоминаются). Перераспределение веса шло, например, путем прирезания шагаловской Витебщины и иных земель РСФСР к Белоруссии, чудом появившейся после Брестского мира в цепочке несостоявшихся германских вассалов и совсем измельчавшей после территориальных уступок Польше в 1920 г. Или путем создания уже в 1936 г. Казахской ССР из крупнейшей российской автономии.

При этом надо помнить, что украинский автономизм, вызванный к жизни Февральской революцией, превратился в украинский сепаратизм после Октябрьского переворота и Брестского мира.

Как порожденная большевистской революцией Украинская республика породила Советский Союз в 1922 г., так она же и стала главной причиной его крушения в 1991-м.

8. Когда говорят об альтернативе союзному договору 1922 г., заключенному по ленинскому плану федерализации, вспоминают сталинский план автономизации, то есть включения образовавшихся в ходе Революции и гражданской войны советских социалистических республик в состав большой РСФСР на правах автономий. Однако ленинский план, многими считаемый бомбой, взрыв которой в 1991 г. расколол историческую российскую державу, был компромиссом с "независимцами" – коммунистами национальных республик (в первую очередь – Грузии), требовавшими вместо нового государства создать на территории бывшей Российской империи аналог СЭВ и ОВД.

9. СССР до окончания Второй мировой не рассматривался "капиталистическим миром" как опасная сила. Если Российская империя входила в пятерку официальных великих держав (наряду с Лондоном, Парижем, Берлином и Веной), а на деле по совокупности параметров тягалась с США, Британской империей и Германией, то вес молодого Советского Союза в мире был сопоставим скорее с весом Италии или Японии. В качестве вероятных противников сам СССР рассматривал прежде всего Польшу в возможном союзе с Румынией. На тот момент это были французские сателлиты, имевшие с Советским Союзом временно замороженные территориальными споры (в 1918-1920 гг. они захватили часть бывшей российской территории и не прочь были расшириться дальше). Лишь во второй половине 30-х в советской пропаганде начинает глубже рассматриваться ранее совсем поверхностный и отдаленный вопрос вероятной войны с Германией и Японией.

10. Один из самых интригующих вопросов альтернативного развития истории – это, бесспорно, вопрос об андроповском, сахаровском, горбачевском планах "раскассирования" союзных республик и превращения Советского Союза в некий аналог Соединенных Штатов. Одни могут сожалеть о неосуществленности этих планов, видеть в них упущенный шанс на спасение единой страны, другие небезосновательно разглядят в них потенциальную угрозу полного демонтажа России с окончательной утратой русским народом субъектности в интересах "народов Союза Советских Социалистических Республик Европы и Азии".

Другим полюсом несбывшегося стал солженицынский проект "Как нам обустроить Россию?", предлагавший возродить триединую русскую идентичность и создать унитарное демократическое государство на территории РСФСР, Украины, Белоруссии и Северного Казахстана.

Предложенный в 1989 г. Солженицыным ответ представляется сегодня нереальным, максималистским. Но поставленный им острый вопрос остается главным итогом советской истории. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать Ruposters в ленте "Яндекса" https://zen.yandex.ru/ruposters.ru

Поделиться / Share