Статьи

Накануне Второй мировой: почему Гитлер ударил в спину своим польским союзникам

Накануне Второй мировой: почему Гитлер ударил в спину своим польским союзникам
Владимир Тихомиров

Сегодня в Польше пытаются обвинить СССР в развязывании войны. Ревизионисты сожалеют, что страна в свое время не напала вместе с Гитлером на Советский Союз. Дескать, тогда бы не было никакой ПНР, зависимости от России и "Организации стран Варшавского договора", а был бы только один большой и всеобъемлющий "национал-социалистический рай с немецким духом". 80 лет назад Польша действительно планировала воевать с Гитлером против Советской России и делить Европу. Владимир Тихомиров подробно написал, какая атмосфера и настроения царили в Польше за несколько лет до войны. Никто от той затеи не отказывался, но гитлеровцы ударили польских союзников в спину. Почему это произошло, объясняется в этом материале. 

Логика Сталина

Представьте себя в роли Сталина в 1939 году. Или, например, любого члена Политбюро. Вы знаете, что война с Германией неизбежно состоится — если не в 1940 году, так в 1941-м. Прежде всего потому, что в Германии не смирились с поражением в Первой мировой, не признавали, что кайзеровская армия была разгромлена, и пребывали в уверенности, что виной всему внутренние и внешние враги, которые нанесли стране "удар в спину".

И с самых первых дней у власти нацисты готовились к войне за возвращение старых — довоенных — границ Германской империи. Что автоматически означало войну с Францией и с Польшей: первая отобрала немцев Эльзас-Лотарингию и месторождения Саарского бассейна, вторая — Верхнюю Силезию и часть Восточной Пруссии. Но угроза войны с Францией заставляла англичан толкать немцев на восток — пусть уж лучше воюют с Россией.

Впрочем, их и подталкивать было не нужно: еще со времен Тевтонского ордена идеология покорения "отсталого" славянского мира "дранг нах остен" (буквально "натиск на Восток") была фундаментом немецкой национальной идентичности. И основой германской стратегии. Накануне Первой мировой войны немецкий канцлер Теобальд фон Бетман-Гольвег сформулировал три главных задачи немецкой политики: уничтожить Францию, покорить Россию и заключить мир с Великобританией. По мысли Бетман-Гольвега, Франция из-за пограничных споров была вечным врагом и конкурентом Германии, Россия была неисчерпаемой кладовой сырья и ресурсов, так необходимых промышленности Германии, а англичане с их колониями были главным торговым партнером.

Берлин в 1930-х | Фото: GETTY

И пусть во время Первой мировой войны договориться с британцами не получилось, к началу Второй мировой немцы были готовы пойти почти на любые уступки Лондону, лишь бы сохранить мир. Именно поэтому в 30-е годы в Германии почти не звучали призывы захватывать новые колонии в Африке и в Азии. Хотя сами причины для "колониальных войн" остались неизменными: Германия все так же нуждалась в энергоносителях и источниках дешевого сырья для своей промышленности, а также в рынках сбыта своей продукции. И такие колонии, по мнению нацистов, куда проще было захватит на востоке Европы, чем в далекой Африке. Агенты НКВД докладывали в Москву: 

Германская пропаганда за колонии на самом деле является, как говорят англичане, "Smoke screen" (дымовой завесой), за которой подготавливается осуществление планов в отношении Советской Украины. Сам Гитлер сказал недавно французскому посланнику Франсуа Понсэ, что он не помышляет о колониях; также Гитлер заверил британского премьера Чемберлена, что он никогда не будет проводить мобилизации за колониальный вопрос.

А вот строки из телеграммы посла СССР в Великобритании Ивана Майского в НКИД СССР от 30 ноября 1938 года: 

Из разговора с Вильсоном (советник Чемберлена) стало ясно, что политика британского правительства в настоящее время в сильнейшей степени строится на ожидании германской экспансии на восток... По мнению Вильсона, следующий большой удар Гитлера будет против Украины. Техника будет примерно та же, что и в случае с Чехословакией. Сначала рост национализма, вспышки, восстания украинского населения, а затем "освобождение" Украины под лозунгом "самоопределения". Весьма вероятно, что если не весь кабинет в целом, то по крайней мере отдельные члены британского правительства поощряют Гитлера в сторону "восточной экспансии".

Раз война все равно будет, то вопрос лишь только в том, в какой конфигурации сил произойдет вторжение. В 1934 году ближайшей союзницей Германии стала Польша, готовая вместе с вермахтом пойти на завоевание России.

Причем польская армия — это 1,5 миллиона солдат и офицеров. То есть почти в 2 раза больше того, что дали Гитлеру все его остальные союзники, — венгры, румыны, итальянцы, испанцы, хорваты. И это примерно третья часть всех немецких сил. Важный момент: в отличие от итальянцев и испанцев, откровенно не желавших воевать в далекой России, польские солдаты были мотивированы на войну, дабы отомстить Москве за все разделы Речи Посполитой.

Польская армия на военных учениях в середине 1930-х | Фото: Zbiory Muzeum Drugiej Wojny Swiatowej 1/6
Польская армия на военных учениях в середине 1930-х | Фото: Zbiory Muzeum Drugiej Wojny Swiatowej 2/6
Польская армия на военных учениях в середине 1930-х | Фото: Zbiory Muzeum Drugiej Wojny Swiatowej 3/6
Польская армия на военных учениях в середине 1930-х | Фото: Zbiory Muzeum Drugiej Wojny Swiatowej 4/6
Польская армия на военных учениях в середине 1930-х | Фото: Zbiory Muzeum Drugiej Wojny Swiatowej 5/6
Польская армия на военных учениях в середине 1930-х | Фото: Zbiory Muzeum Drugiej Wojny Swiatowej 6/6

Еще польская армия — это 824 боевых самолета всех типов, включая новейшие бомбардировщики "Лось", 887 танков и танкеток, 100 бронеавтомобилей, 10 бронепоездов. И хотя специалисты называют польский танковый парк устаревшим, нельзя забывать, что в стране действовал план модернизации и развития армии, рассчитанный на 6 лет — с 1936 по 1942 годы, который предусматривал создание самых современных танковых войск.

И вот представьте, что у вас появляется уникальная возможность натравить одного врага на другого — так, чтобы не просто разрушить союз ваших врагов, но на полтора миллиона штыков ослабить армию, созданную против нашего государства. Вы бы воспользовались этим шансом? 

Союз Польши и Германии

26 января 1934 года министр иностранных дел Германии Константин фон Нейрат и польский посол Юзеф Липский подписали Декларацию о мирном разрешении споров и неприменении силы между Польшей и Германией, более известную как "пакт о ненападении Пилсудского-Гитлера". Суть пакта была проста: германо-польский альянс начинает войну против СССР с целью завоевания Украины и Белоруссии. В итоге Польша получает новые территории на востоке, которые помогают ей восстановить Речь Посполитую "от моря и до моря", Германия же получает обратно все спорные районы, перешедшие к Польше по условиям Версальского мира.

В мае 1935 года Юзеф Пилсудский скончался, и вся полнота власти в стране перешла к президенту Польши Игнацию Мосцицкому, убежденному русофобу и потомку одного из лидеров антироссийского восстания 1831 года.

Игнаций Мосцицкий | Фото: Willem van de Poll

И тут же в стране начинается массовая истерия по подготовке военного похода на восток. Если Пилсудский предпочитал действовать медленно и "дозированно", методично уничтожая русское, немецкое, литовское наследие на захваченных территориях, то Мосцицкий приказал "полонизировать" страну ударными темпами. В Польше были перепаханы бульдозерами все кладбища русских солдат Первой мировой войны, тысячи православных храмов были снесены (включая и кафедральный Александро-Невский собор в центре Варшавы, который уничтожили вместе с уникальными фресками Васнецова). Употребление русского языка было запрещено.

Но начало похода все время откладывалось — накануне большой войны нацистам требовалось консолидировать Германcкую империю и решить все пограничные вопросы. Для начала Гитлер занял в марте 1936 года демилитаризованную Рейнскую область — пограничный район, который на протяжении веков служил яблоком раздора с французами. Это была своего рода "проба пера": командиры батальонов, введенных в Рейнскую область, имели приказ: при появлении французских войск немедленно и без боя отступить на свою территорию. Но Париж, охваченный экономическим и политическим кризисом, не обратил на захват Рейнской области почти никакого внимания.

Следом в июле 1936 года Гитлер выступил на стороне генерала Франко в Испании, охваченной гражданской войной. В войне на стороне франкистов поучаствовала и Польша, которая поставляла в Испанию самолеты-истребители PWS-10, производимые фирмой Podlaska Wytwornia Samolotow. Пилоты прозвали этот устаревший истребитель "польскими индюшками". Тем не менее "индюшки" довольно успешно отметились на фронте. Вскоре на смену PWS-10 пришел новый цельнометаллический PZL Р-7а, на котором летал лучший франкистский ас Хоакин Гарсия Морато. Встречались и польские летчики. Специальными орденами Франко отметил летчиков-истребителей Пикара Хацкеля и Тадеуша Стричека, а также экипаж перегонщиков самолетов, в состав которого входили Тадеуш Чарковский, Казимир Лазоцкий, Адам Шарек и Казимир Зимбинский.

PZL Р-7 | Фото: Wikimedia

То есть военно-политический союз Польши и Третьего рейха существовал не только на бумаге, как это сегодня пытаются представить польские историки.

Аншлюс, ультиматум Литве и претензии японцев

В 1938 году фокус международной политики сместился с Пиренейского полуострова на Центральную Европу, где завязался новый конфликт: нацисты предъявили права на Австрийскую республику.

Впрочем, идея аншлюса с Германией витала в Австрии еще с осени 1918 года, когда на обломках Австро-Венгерской империи Габсбургов стали образовываться прежде невиданные государства, все как один одержимые манией национализма. Тогда немецкие депутаты заявили о создании Немецкой Австрии. Так что аншлюс — это вовсе не маниакальная идея австрийца Гитлера, а результат чаяний большой части австрийских немцев, которые, как это ни парадоксально звучит, будучи "титульной нацией" в Австро-Венгерской империи, были лишены всякого права на национальное самоопределение.

В империи Габсбургов немцы были своего рода "цементом", скрепляющим различные национальные "кирпичики". Впрочем, русским людям, которым в СССР была отведена точно такая же роль "скрепляющего раствора", будет легко понять чувства немцев, внезапно оказавшихся чужими в провинциях некогда собственной страны. Но воля держав-победительниц была непреклонна. На месте некогда существовавшей в Средневековье "Восточной марки" — Österreich по-немецки — была образована Австрийская республика, а вот четыре Судетские немецкие провинции, населенные немцами, были отданы новообразованной Чехословацкой республике, где чехи с нескрываемой жестокостью принялись ассимилировать прежних "хозяев". Так что легко представить, с каким ликованием в марте 1938 года в Вене встретили предложение Берлина о присоединении Австрии к Германии.

Известная пропагандистская фотография судетских немцев, встречающих войска Гитлера после референдума о присоединении

Действия Германии обсуждались и на международном уровне: в британском парламенте выступил премьер-министр Невилл Чемберлен, призвавший осудить действия Германии, но дальше разговоров так и не пошло. Правившая в Лондоне партия консерваторов придерживалась политики "умиротворения", рассчитывая использовать Гитлера против СССР. Единственными странами, которые выступили против аншлюса, были Мексика и Советский Союз: нарком иностранных дел Максим Литвинов назвал ввод немецких войск "актом насилия" и призвал страны Европы не признавать аншлюс.

Одновременно Польша провела свою спецоперацию против Литвы. 17 марта 1938 года Варшава предъявила Каунасу — тогдашней столице Литвы — ультиматум с требованиями заключения конвенции, гарантирующей права польского меньшинства, а также отмены параграфа литовской конституции, провозглашающей польский город Вильно "исторической столицей" Литвы. В случае отклонения ультиматума в течение 24-х часов поляки обещали марш на Каунас.

Советское правительство через польского посла в Москве рекомендовало не посягать на свободу и независимость Литвы. В противном случае оно денонсирует без предупреждения польско-советский пакт о ненападении и оставит за собой свободу действий. В итоге поляки ограничили свои требования к Литве установлением дипломатических отношений и отказались от вооруженного вторжения.

В ответ Гитлер надавил на японцев — союзников по "антикоминтерновскому пакту". И летом 1938 года сбылась долгожданная польская мечта: СССР получил удар в спину на Дальнем Востоке. Правда, совсем не той силы, на которую рассчитывали гитлеровцы и польские стратеги. В боях за озеро Хасан Краснознаменная Дальневосточная армия РККА в пух и прах разгромила три пехотных дивизии японской армии, после чего самураи запросили мира.

Советские пограничники на озере Хасан | Фото: Wikimedia

Поэтому поход на СССР пришлось отложить. Вместо завоевания Советской Украины Германия решила сосредоточить усилия на решении "судетского вопроса". Более того, Гитлер предложил и Польше принять участие в разделе Чехословакии. И Польша, как писал Черчилль, "согласилась с жадностью гиены".

Раздел Чехословакии

Люди, населявшие Тешинскую область Австро-Венгерской империи, говорили на силезском диалекте — то есть смеси чешского и польского языков с обильными вкраплениями немецкого. До какого-то момента это не имело значения, но с распадом Австро-Венгрии между поляками и чехами начался спор, кому будет принадлежать Тешин и его окрестности, которые, между прочим, к началу XX века были одним из наиболее индустриально развитых районов бывшей империи.

Первой в игру включилась Польша, которая сразу ввела в Тешинскую область войска. В январе 1919 года в Тешин пришли чехи и выбили поляков. В тот момент Польша не могла ответить адекватно. В итоге в ситуацию вмешалась Антанта, и стороны заставили согласиться с новой демаркационной линией, прошедшей по реке Олше с выгодой для чехов (Чехословакия получила 58,1% территории, но главное — чехи получили проходящую через Тешин единственную железную дорогу, связывавшую Чехию со Словакией).

Граница на реке Олше

Но Польша продолжала считать все территории Тешинского района своими. Вступив в союз с Германией, Варшава открыто заявила претензии чехам. Поляков, разумеется, послали. В ответ началось то, что теперь называется "гибридной войной": от имени так называемого "Союза силезских повстанцев" в Варшаве была совершенно открыто развернута вербовка в "Тешинский добровольческий корпус". Формируемые отряды "добровольцев" засылались в Чехию, где мутили народ и взрывали железнодорожные пути. Кстати, раскачивание ситуации в Тешине координировалось Берлином.

И вот 30 сентября 1938 года, то есть уже на следующий день после того, как в Мюнхене главы Германии, Великобритании, Франции и Италии подписали "Мюнхенское соглашение", Варшава направила в Прагу ультиматум с требованием признать юрисдикцию Польши над районом Заользье — так в Польше именовали часть Тешинской Силезии с преобладающим польским населением.

Чешская делегация, до этого вынужденная принять условия четырех мировых держав, равнодушно подписала бумаги. Уже через сутки чехословацкие войска начали отводиться от границы, Заользье было передано Польше.

Местные поляки приветствовали "освободителей" на улицах с транспарантами "Мы ждали этого 600 лет". Но в процессе передачи территорий нередко происходили стычки между польскими солдатами и местными органами правопорядка. В итоге погибло, по некоторым данным, около 100 сотрудников полиции. Из Заользья были вынуждены бежать больше 30 тысяч чехов и около 5 тысяч немцев, которым тоже досталось на орехи. Число погибших польских военнослужащих не разглашалось.

Риббентроп и министр иностранных дел Польши Бек

Уже 11 ноября 1938 года в День независимости Польши в Варшаве прошел "Парад Независимости" с участием гитлеровских гостей. Польскими войсками командовал маршал Эдвард Рыдз-Смиглы — бывший офицер австро-венгерской армии, один из сторонников Пилсудского и создатель добровольческих польских батальонов, который после присоединения Заользья стал претендовать на пост "военного начальника" Польши — то есть наследника Пилсудского. Берлин же представлял военный атташе посольства полковник Богислав фон Штудниц — будущий первый комендант Парижа.

Условия Гитлера Польше

С Заользьем Польша приобрела более 800 квадратных километров территории и 227 тысяч новых граждан. Кроме того, Тешин был центром производства кокса, одним из важнейших центров добычи угля. Уже в конце 1938 года бывшие чехословацкие предприятия дали Польше почти 41% выплавляемого в Польше чугуна и почти 47% стали.

И в Берлине посчитали, что условия сделки, оговоренной в секретном протоколе-приложении к "пакту Гитлера-Пилсудского", полностью выполнены. Жирный кусок "чешского пирога" был вполне приличной компенсацией за создание сухопутного коридора к Данцигу. Причем вклад Германии в ограбление Чехословакии действительно трудно переоценить, ведь в ходе Мюнхенской конференции делегации Англии и Франции наотрез отказались рассматривать "польский вопрос", и только давление и угрозы Гитлера заставили Францию признать, что поляки имеют такое же полное право беспокоиться о судьбе своих соплеменников, оказавшихся против своей воли на территории чужого государства. А раз так, то пора бы и Польше выполнить свою часть уговора и отдать коридор в Данциг.

Вот фрагмент беседы от 5 января 1939 года, в которой министру иностранных дел Польши Юзефу Беку передают условия Гитлера: 

Что касается самих германо-польских отношений, то он, фюрер, хотел бы еще раз повторить, что в позиции Германии по отношению к Польше с 1934 года ничего не изменилось... Немецкая сторона считает необходимым урегулировать непосредственно в германо-польских отношениях проблему Данцига и коридора, которая представляет чрезвычайную сложность для Германии с эмоциональной точки зрения. По его мнению, здесь необходимо отказаться от старых шаблонов и искать решения на совершенно новых путях. Так, например, в вопросе о Данциге можно подумать о том, чтобы в политическом отношении воссоединить этот город — в соответствии с волей его населения — с германской территорией, при этом, разумеется, польские интересы, особенно в экономической области, должны быть полностью обеспечены... Данциг остается и всегда будет немецким; рано или поздно этот город отойдет к Германии... 

В тот же день Гитлер предложил полякам план из восьми пунктов: в частности, Польша должна была вернуть Данциг, предоставить немецким войскам "коридор" в направлении советской границы, а также присоединиться к "Антикоминтерновскому пакту". Польша отделалась отговорками: 

Польское правительство не заинтересовано в каком бы то ни было затруднении сообщения между Восточной Пруссией и остальной частью Германии. В частности, польское правительство готово пересмотреть совместно с германским правительством вопрос о дальнейшем упрощении и облегчении железнодорожного и автомобильного сообщения между Восточной Пруссией и остальной частью Германии... Однако все уступки, производимые польским правительством, могут быть сделаны лишь в рамках суверенитета Польши, и ввиду этого не может быть поставлен вопрос об экстерриториальности путей сообщения. С этой оговоркой польское правительство имеет намерение широко пойти навстречу германским желаниям...

Гитлер был в бешенстве: поляки, "играя под дурачков", решили, что они смогут обвести немцев вокруг пальца.

Условия Польши Гитлеру

26 января 1939 года министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп в беседе с министром иностранных дел Польши Беком сделал последнюю попытку напомнить Польше о ее обязательствах: 

Польская сторона должна понять, что пожелания немецкой стороны чрезвычайно умеренны, поскольку отторжение ценнейших частей германской территории и передача их Польше, осуществленные по Версальскому договору, и по сей день воспринимаются каждым немцем как огромная несправедливость, которая была возможна лишь во времена крайнего бессилия Германии. На Бека мои доводы, кажется, произвели впечатление, однако он снова сослался на то, что следует ожидать самого сильного политического сопротивления внутри страны, вследствие чего он не может оптимистически расценивать это дело... Г-н Бек не скрывал, что Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Черному морю; он тут же указал на якобы существующие опасности, которые, по мнению польской стороны, повлечет за собою для Польши договор с Германией, направленный против Советского Союза. Впрочем, он, говоря о будущем Советского Союза, высказал мнение, что Советский Союз вскоре развалится вследствие внутреннего распада...

Внезапное польское "прозрение" имеет простое объяснение: буквально накануне стало известно, что в декабре 1938 года Франция и Германия в рамках реализации прежних "мюнхенских договоренностей" подписали пакт о ненападении, что автоматически означало открытие германской экспансии в восточном направлении. И министр иностранных дел Франции Бонне в письме, в котором он информировал французских послов об итогах переговоров с Риббентропом, не мог сдержать ликования: "Германская политика отныне ориентируется на борьбу против большевизма. Германия проявляет свою волю к экспансии на восток!"

Риббентроп и Бонне после подписания пакта о ненападении 6 декабря 1938 года | Фото: Российский государственный архив кинофотодокументов

И Польша вновь решила напомнить о своих аппетитах — господа немцы, не забывайте, что нам вы уже пообещали отдать Украину! Если называть вещи своими именами, поляки планировали открыть вермахту коридор для вторжения в Советский Союз, получив за это украинские земли. Вот только они забыли, что к востоку от Германии находился не только СССР.

Рейх переходит границы

15 марта 1939 года Гитлер, расторгнув Мюнхенское соглашение, приказал вермахту занять Чехию. Уже через несколько часов немецкие войска начали переходить границу, а наутро газеты сообщили, что бывшая Чехия под названием "Протектората Богемии и Моравии" перешла под контроль Третьего рейха.

Через неделю немцы нанесли новый удар — по Литве. В ночь на 23 марта 1939 года литовский министр иностранных дел Юозас Урбшис и его немецкий коллега Иоахим фон Риббентроп подписали договор о передаче Германии порта Мемель (ныне Клайпеда) — бывшего горла Восточной Пруссии. Наутро немецкая армия пересекла границу Литвы, а уже 24 марта в Мемель на борту линкора "Дойчланд" в сопровождении 60 боевых кораблей прибыл сам Адольф Гитлер.

Посол Литвы в Германии Скирка и министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп подписывают акт литовского сейма в г. Мемель | Фото: Российский государственный архив кинофотодокументов

В Европе эти новости вызвали шок: впервые Третий рейх решил открыто бросить вызов мировым гегемонам — Англии и Франции. Испугались и поляки, осознавшие, что Германия попросту берет их в клещи с севера и с юга.

И маршал Рыдз-Смиглы стал активно восстанавливать порванные связи со старыми союзниками. Уже 31 марта 1939 года премьер-министр Британии Невилл Чемберлен подписал Декларацию "О предоставлении гарантий Польше": 

В случае любой акции, которая будет явно угрожать независимости Польши и которой польское правительство соответственно сочтет необходимым оказать сопротивление своими национальными вооруженными силами, правительство его величества считает себя обязанным немедленно оказать польскому правительству всю поддержку, которая в его силах...

Через две недели — 13 апреля 1939 года — аналогичную декларацию подписала и Франция: 

Франция и Польша дают друг другу немедленные и непосредственные гарантии против любой прямой или косвенной угрозы, которая нанесла бы ущерб их жизненно важным интересам...

Еще одним подписантом должен был стать СССР — в советское посольство в Лондоне лично прибежал лорд Чемберлен: срочно нужен военный союз с русскими, чтобы спасти Польшу. Но Сталин предпочел сделать вид, что не заметил предложения Лондона. Он не видел ни единой причины спасать Польшу, которая на тот момент была наиболее последовательным и убежденным врагом Москвы.

Невилл Чемберлен

Причины для пакта с Германией

В июле 1939 года в полпредстве СССР в Берлине произошла странная история: в здание вошел прилично одетый господин и от имени фюрера Третьего рейха передал наркому обороны Клименту Ворошилову письмо. Оно было направлено начальнику Пятого — разведывательного — управления РККА, а оттуда передано в Кремль:

1. Германское правительство приветствовало бы, если правительство СССР обратилось к нему с предложениями относительно непосредственного соглашения обоих правительств о будущей судьбе Польши и Литвы.

2. Германское правительство исходит при этом из предложения, что оба правительства питают естественное желание восстановить свои границы 1914 г., т.е. вновь к себе присоединить потерянную территорию.

Уже через несколько дней начальник Пятого управления РККА Иван Проскуров направил в адрес Политбюро секретное донесение о беседе советского агента с доктором Клейстом, заведующим восточным отделом канцелярии Риббентропа.

Фюрер полон решимости обеспечить Германию на востоке путем ликвидации польского государства в его теперешней территориальной и политической форме, — докладывал агент. — В беседе с Риббентропом фюрер объяснил, что польский вопрос должен быть обязательно решен по следующим трем причинам:

1. Ввиду того что современная Польша угрожает внешнеполитическому и военному движению Германии.

2. Так как невозможно, чтобы империя капитулировала перед Польшей и тем самым потерпела бы большой урон в своем престиже.

3. Потому что уступка немцев Польше поставила бы германскую политику на востоке перед непреодолимыми трудностями.

Еще донесение: 

Фюрер и Риббентроп считают при сегодняшнем положении невозможным, чтобы Советский Союз в германо-польском конфликте выступил бы активно на антигерманской стороне. Фюрер в течение последних недель тщательно занимался Советским Союзом и сказал Риббентропу, что по образцу германо-польского соглашения нужно будет в течение известного времени вести с Москвой политику сближения и экономического сотрудничества. Миролюбивые отношения между Германией и Россией во время ближайших 2-х лет, по мнению фюрера, являются предпосылкой разрешения проблемы в Западной Европе.

Что ж, возможно, если бы Сталин не стал подписывать с Германией пакт о ненападении, Гитлер побоялся бы нападать на Польшу, хотя источники разведки РККА и утверждали обратное, говоря о концентрации сил вермахта в Восточной Пруссии и Словакии. Но тогда по Советскому Союзу ударили бы соединенные армии Польши и Германии, и кто знает, хватило бы тогда сил отразить этот удар.

Кадры подписания договора о ненападении между СССР и Германией 28 сентября 1939 года | Фото: Российский государственный архив кинофотодокументов 1/3
Кадры подписания договора о ненападении между СССР и Германией 28 сентября 1939 года | Фото: Российский государственный архив кинофотодокументов 2/3
Кадры подписания договора о ненападении между СССР и Германией 28 сентября 1939 года | Фото: Российский государственный архив кинофотодокументов 3/3

А если бы Гитлер без пакта со Сталиным все равно напал бы на Польшу, нападение на СССР случилось бы не в 1941 году, а в 1939 году — под равнодушное одобрение Англии и Франции. Не было бы никакой антигитлеровской коалиции, не было бы лендлиза и второго фронта.

Так что Сталин прекрасно понимал, что без вовлечения мировых держав в войну Советский Союз останется биться с фашизмом в полном одиночестве. Но сделать это можно было лишь одним путем: обезопасить на время восточную границу Третьего рейха, чтобы дать фюреру возможность поквитаться с Парижем.

* * *

Подписание пакта о ненападении между Германией и Советским Союзом готовилось так срочно и так секретно, что когда выяснилось, что 23 августа 1939 года в Москву прилетает сам Риббентроп, то ни в Кремле, ни в МИДе не оказалось знамен Третьего рейха. Знамена со свастикой и всю гитлеровскую атрибутику, впечатлившую немецкого посланника, нашли на "Мосфильме", где в то время снимали пропагандистскую ленту "Разгром фашистского зверя" по сценарию героического летчика Байдукова.

Переговоры между Сталиным и Риббентропом в Кремле шли весь день. Дольше всего обсуждали секретные протоколы к пакту, которые определяли границу между Германией и Советским Союзом. Самым же спорным вопросом была Литва — Гитлер хотел забрать ее в Рейх, Сталин же наставал на включении портов Лиепая и Вентспилс в зону советских интересов. В конце концов Гитлер решил отдать всю Литву — немцы и не считали, что новая граница простоит дольше двух лет.

В два часа ночи пакт был подписан, до пяти утра в кабинете Молотова шел банкет. Еще через неделю пакт был ратифицирован Верховным Советом, для которого секретный протокол остался тайной. На следующий день после ратификации Гитлер напал на Польшу.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share