Политика

Главред Carnegie объяснил, кто свой, а кто чужой в белорусском протесте

Главред Carnegie объяснил, кто свой, а кто чужой в белорусском протесте

Главный редактор сайта Московского центра Карнеги Александр Баунов прокомментировал протесты в Белоруссии и отношение к ним в России как среди руководства, так и у простых людей.

По его словам, политическая ситуация в Белоруссии, вызвавшая массовые протесты, оказалась весьма нестандартной. Дружественный Москве "диктатор" сменил лояльную риторику на антироссийскую и начал бить свой народ, который россияне считают братским. В такой ситуации прямая поддержка Кремлем белорусского президента, в победу которого не верят даже в Москве, вызывает отторжение у россиян.

Один из главных пунктов российской внешней политики – невмешательство в дела других правительств: они могут делать все, что угодно, пока не пытаются торговать антироссийской позицией. Москве важно показать, что с ней комфортнее, чем с Западом, который лезет в чужие дела и читает нотации. Однако в случае с Лукашенко 2020 года проверенная схема дает сбой. Во-первых, на нынешних выборах сложилась непривычная для Москвы ситуация: дружественный диктатор пока что громче выставил на продажу антироссийскую позицию, чем его демократические оппоненты. Путин, однозначно поддерживая Лукашенко, не только приобретает, но и теряет в глазах российского большинства. Друзьями в России считают не Лукашенко, а весь белорусский народ. Поэтому тот, кто бьет народ, – бьет друзей России. Иное будет сложно доказать из-за полного отсутствия у протестующих антироссийских лозунгов.

В то же время российская власть не позволяет себе настолько жестоких действий в отношении протестующих и оппонентов, как Лукашенко, отмечает Баунов. Если Путин выразит сейчас поддержку белорусскому коллеге, в России этого не поймут.

"Путин оказывается в положении того, кому приходится отвечать за буйные выходки и скверные манеры близкого родственника из провинции, от которого на самом деле хотелось бы откреститься, но удерживают родство, мысли о грядущем разделе имущества и нежелание ронять авторитет старших в глазах детей", - размышляет Баунов.

Протесты в Белоруссии и на Украине воспринимаются в России по-разному, продолжает Баунов. Это связано со внутренними особенностями каждой из этих стран.

На Украине "свои" – это часть украинского населения, которым нужно помочь обрести отвечающую их запросам власть или защитить от враждебной. В Белоруссии "свои" – это более-менее все население. Поэтому белорусский протест против собственной и вроде бы союзной России власти не воспринимается как антироссийский и враждебный. Эта разница восприятия держится на том, что в самой Белоруссии нет серьезного языкового и регионального конфликта, нет аналогичного по силе и давности эмансипационного и нигилистического по отношении к России проекта местной интеллигенции, не подвергается ревизии в качестве важнейшей национальной ценности характер участия страны во Второй мировой войне, ее итоги и герои.

Журналист заметил также, что события в Белоруссии "ставят в тупик" российских патриотов и либералов одновременно. Первые недовольны явно недружественным шагом с задержанием 33 россиян и их возможной выдачей Украине, вторые по умолчанию поддерживают протест, хотя от демонстрантов не слышно антироссийских лозунгов, а Кремль не выставляется главным врагом.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share