Статьи

Репортеры против коммунистов: как ЦРУ вербовало журналистов во времена Холодной войны

6.6k
Комментарии 0
Репортеры против коммунистов: как ЦРУ вербовало журналистов во времена Холодной войны
Сергей Харламов

В середине 1970-х в американском обществе разыгрался скандал, который должен был похоронить обширную разведывательную сеть ЦРУ. Американские разведчики использовали в своих операциях сотни журналистов, предоставляя им секретную информацию и получая взамен доступ во все точки мира. Об этом и многом другом еще в 1977 году написал журналист Карл Бернстайн. Ruposters сопоставил факты из статьи американского журналиста с историческими событиями и пришел к неутешительному выводу.

Карл Бернстайн - журналист, известный тем, что вместе со своим коллегой Бобом Вудвардом "раскопал" историю с нелегальным прослушиванием разговоров предвыборного штаба демократов командой победившего тогда Ричарда Никсона. Так разразился знаменитый "Уотергейтский скандал", который привел к отставке Никсона. Однако мало кто знает даже в самой Америке, чем занимался Бернстайн после ухода из The Washington Post, где он проработал 11 лет.

Карл Бернстайн (второй слева)

Для того, чтобы создать свой труд, Бернстайну пришлось покинуть свое основное место работы. Он потратил год, чтобы написать 25 тысяч слов, раскрывающих отношения ЦРУ и американских медиа во время Холодной войны. Бернстайн взял интервью у нескольких людей из Управления, а также у тех, кто пытался вывести сотрудников ЦРУ на чистую воду. Истории касаются почти 25-летнего периода середины XX века. Документ раскрывает журналистов с невиданной доселе стороны: как шпионов в собственной стране и за рубежом, тотально подконтрольных Управлению и жестко цензурируемых его агентами. Причем большинство контактов происходили с санкции руководства информационных агентств. Бернстайн показал, что это были не единичные случаи, такие отношения носили массовый характер.

Все за, никто не против

Бернстайн приводит два аргумента, почему ЦРУ привлекало журналистов для своих шпионских игр:

  • Журналисты и их бэкграунд оказались для ЦРУ настоящей находкой: они были продуктивны, не боялись испачкаться ни в физическом, ни в переносном смысле.
  • Руководства самых больших информационных агентств удивительно легко согласились участвовать в этом в 50-60-х годах, поэтому работу удалось поставить практически на конвейер.

В шпионаже успели поучаствовать журналисты из Associated Press, Reuters, New York Times, Newsweek и многих других, а также стрингеры (свободные операторы, продающие свои материалы телекомпаниям) Columbia Broadcasting System (CBS), American Broadcasting Company, National Broadcasting Company, Mutual Broadcasting System - огромных телекорпораций, дававших почти 100% картинки, которую показывали американскому телезрителю до 2000-х годов.

Но прежде чем расставлять точки над и, необходимо пояснить, что представлял из себя "шпионаж", в котором участвовали журналисты. В основном они исполняли роль мальчиков на побегушках и не занимались кражей реальных документов или вербовкой иностранцев. Они лишь выступали в качестве посредников, курьеров, переводчиков, связных, хранили у себя оборудование и так далее.

После того, как иностранец завербован, кадровый офицер, занимавшийся вербовкой, должен уйти в тень. Журналист выступал в качестве посредника при передаче сообщений туда и обратно. Например, мы спрашивали: "Не сделаете ли вы нам одолжение?" и выдавали инструкции для операции в Югославии, где каждый советский солдат, с которым репортеру удавалось поговорить, должен быть описан и внесен в базу потенциально возможных к установлению связи, - пояснил анонимный работник ЦРУ.

Многие журналисты гордились работой в ЦРУ. Управление не стеснялось своих контактов с агентствами, с журналистами даже подписывались контракты на выполнение тех или иных заданий, порой даже на длительный срок. Руководство не волновало, что ЦРУ запрещает их журналистам освещать те или иные истории или их аспекты. Таким образом, поощрялся такой авторитарный формат взаимодействия. Сотрудничество с ЦРУ приносило свои дивиденды в виде сливов информации из первых, можно сказать, рук.

Взаимосвязь

Джеймс Энглтон, руководитель контрразведывательных операций ЦРУ (с 1954 по 1975)

Идея "объединения" со СМИ пришла в голову Аллену Даллесу в 1953 году. С помощью репортеров предполагалось разгрузить агентурную сеть, страдающую от нехватки квалифицированных кадров, а также расширить способы прикрытия.

Тем более, что американские журналисты сами были непрочь поработать против коммунистов и СССР. Даллес организовал для журналистов, возвращавшихся из командировок, так называемый "дебрифинг": прежде чем нести свои записи и пленки в редакцию, копии заносились в ЦРУ, цензурировались, а репортерам выдавались "рекомендации" по формату освещения того или иного события.

Эти ребята из ЦРУ, проверявшие наши документы, выглядели так, будто они члены Йельского клуба (члены клуба - самые богатые американцы - прим.). Ни у кого не возникало моральных дилемм в то время, это было настолько рутинным занятием, что тебя скорее раздражали те моменты, когда у тебя ничего не спрашивали, - рассказал Хью Морроу, бывший корреспондент Saturday Evening Post.

Сотрудничество развивалось и иными путями. Например, Джеймс Энглтон, начальник контрразведывательных операций ЦРУ, управлял целой когортой агентов, которые выглядели как репортеры, говорили как репортеры, были репортерами, оставаясь шпионами. В начале сотрудничества Управление даже запускало различные программы, чтобы научить своих агентов быть журналистами: например, обязательным считалось умение "звучать, как журналист".

В итоге виды отношений ЦРУ с репортерами можно разделить на несколько основных категорий:

  1. Легитимное сотрудничество. Журналисты подписывали контракты, их услуги оплачивались из бюджета Управления.
  2. Фрилансеры. Стрингеры тоже работали с ЦРУ на контрактной основе. Это позволяло им оказываться в горячих точках быстрее, снимать лучшие кадры, чем у конкурентов, и иметь доступ в закрытые зоны. Бернстайн замечает, что далеко не все агентства были проинформированы о том, что их сотрудники работают с ЦРУ. Что было на руку и сотрудникам, и Управлению.
  3. "Частники". Под таким названием в документах ЦРУ скрывались целые журналистские ячейки, в основном зарубежные, в которых ЦРУ организовывало узлы своих агентурных сетей.
  4. Редакторы и те, с кем устанавливалось сотрудничество на уровне всего СМИ для построения системы проверки материалов и работы сотрудников всего информационного агентства.
  5. Колумнисты, которые писали заказные статьи с определенным мнением, выгодным ЦРУ. У этих людей всегда были их "анонимные источники в ЦРУ" и первоочередный доступ к информации, которая была готова к вбросу в общество.
Артур Сульцбергер, владелец New York Times

Среди более чем 400 сотрудников самым, пожалуй, заметным был С.Л. Сульцбергер из New York Times, родственник владельца газеты Артура Сульцбергера, отвечавший за зарубежные отделы газеты. Сотрудничество с ним работник ЦРУ описывал так:

Су­ще­ст­во­вал двус­то­рон­ний вза­и­мо­вы­год­ный об­мен. Нап­ри­мер, мы го­во­ри­ли: "Мы бы хо­те­ли знать это и это. Ес­ли мы да­дим вам эту ин­фор­ма­цию, это смо­жет вам по­мочь по­лу­чить дос­туп к то­му-то и то­му-то?" Бла­го­да­ря его ин­фор­ми­ро­ван­нос­ти он был сво­е­го ро­да "Се­зам, отк­рой­ся" в Ев­ро­пе. Мы прос­то про­си­ли его со­об­щить нам: что тот-то и тот-то ска­зал, как он выг­ля­дел, здо­ров ли он? Он был очень мо­ти­ви­ро­ван, ему нра­ви­лось сот­руд­ни­чать.

Однажды, по заверениям источника ЦРУ, Су (как его называли в Управлении) пришел к ним в очередной раз и попросил информацию для новой статьи. Когда он получил документ, он без изменений отправил его в печать, поставив под ним свое имя. 

Другой журналист, Джозеф Олсоп, утверждал, что работа на ЦРУ - вещь в первую очередь социальная, и он переставал работать с теми агентами, которые пытались им манипулировать:

От­цы-ос­но­ва­те­ли [ЦРУ] бы­ли на­ши­ми близ­ки­ми друзь­я­ми. Дик Би­сел (быв­ший за­мес­ти­тель ди­рек­то­ра ЦРУ - прим.) был мо­им ста­рин­ным дру­гом детства. Я не по­лу­чил ни дол­ла­ра, я ни­ког­да не под­пи­сы­вал сог­ла­ше­ние о не­ра­зг­ла­ше­нии. Я вы­пол­нял их за­да­ния, ког­да я счи­тал, что они пос­ту­па­ют пра­виль­но. Я на­зы­ваю это вы­пол­не­ни­ем сво­е­го граж­да­нс­ко­го дол­га. Ес­ли кто-то в аген­т­стве де­лал что-то неп­ра­виль­ное, я пе­рес­та­вал с ни­ми раз­го­ва­ри­вать, поп­ро­бо­ва­ли бы они под­су­нуть мне фаль­шив­ку!

По старой дружбе

Почти половина истории Бернстайна - расследование деталей отношений ЦРУ и целых изданий. Бернстайн отдельно выделил историю о The New York Times, CBS, Newsweek и Louisville Courier‑Journal, рассказывая о фактах сотрудничества отдельных журналистов с ЦРУ, однако деталей сотрудничества журналисту никто из его собеседников так и не поведал.

The New York Times обладала наивысшим приоритетом в ЦРУ из-за знакомства издателя Артура Сульцбергера с Даллесом. Газета фактически выбила себе крышу в правительстве в обмен на помощь в создании прикрытий для агентов разведки за рубежом в виде новостных бюро. У такого сотрудничества была еще и вполне объективная причина: NYT содержала самый большой штат сотрудников-новостников, в том числе и иностранцев.

Гарри Солсбери

Бюро NYT в Москве было важнейшим штабом американских агентов. О непосредственной агентурной деятельности, связанной с ним, данных нет. Но Гарри Солсбери, шеф бюро в один из самых ответственных периодов Холодной войны (1949-1954 гг.), анонсировал большую статью о цензуре в Советском Союзе. Он должен был вернуться и прочитать доклад о своем исследовании, однако ни доклада, ни самой статьи свет так и не увидел. 

После Солсбери работал в Китае, Вьетнаме во время военных действий и снова в Китае после падения Берлинской стены и последовавшего распада Советского Союза. Был ли доклад засекречен кураторами из ЦРУ как представляющий стратегическую ценность, вряд ли станет известно.

С CBS дела обстояли примерно таким же образом. Президент CBS Уильям Пейли водил дружбу с Даллесом. Из этой дружбы выросло плодотворное сотрудничество: ЦРУ могло влиять на отправляемые в Вашингтон репортерские отчеты, CBS также давала доступ к своей библиотеке репортажей, не вышедших в эфир. Взамен корреспонденты сети получали доступ к секретной информации и приглашались на брифинги, а руководство телеканала - на званые ужины. У директора новостей Сида Микельсона даже был отдельный телефон для связи с ЦРУ. К слову, именно Микельсон на протяжении многих лет был продюсером небезызвестного "Радио Свободная Европа".

Жена Фрэнсиса Пауэрса с репортерами в Москве

Один из репортеров CBS - Сэм Джафф - стал известен советской публике. Он был тем самым третьим человеком на судебных процессах против американского летчика Фрэнсиса Пауэрса, сбитого в СССР. Он освещал его деятельность для американской прессы, его фотографии с судебных заседаний видел весь мир.

Джафф в разговоре с другим журналистом, продолжателем дела Бернстайна Дэниелом Шорром утверждает, что еще до 1955 года был представлен одному офицеру ЦРУ и после этого как по мановению руки был приглашен сначала в CBS, а потом - в Москву. Перед отъездом он получил подробный инструктаж в ЦРУ и постоянно был с семьей летчика.

На судебном процессе, по собственным утверждениям, Джафф услышал от Пауэрса, что того сбила ракета истребителя. Вернувшись на родину, он до самой своей неожиданной смерти развивал эту тему, пытаясь найти причины провала шпионской миссии. 

А директорат Copley Press обратился к тогдашнему президенту Эйзенхауэру, предложив конгломерат из девяти изданий в качестве "глаз и ушей" против "коммунистов в Латинской и Центральной Америке". Именно через Copley Press в итоге были профинансированы основные право-либеральные издания в Латинской Америке.

Первые скандалы

Уильям Колби, глава ЦРУ в 1973-1976 годах

В 1973 году были обнародованы первые статьи о сотрудничестве журналистов с ЦРУ, которые вызвали определенную волну возмущения у "честных" коллег. Директор ЦРУ Уильям Колби, который до своего назначения как раз руководил всеми связями Управления с журналистами, объявил о сворачивании программы. ЦРУ попыталось создать впечатление, что использование журналистов было минимальным и полностью добровольным.

На самом же деле в тот момент из общего списка журналистов-информаторов были отброшены только неактивные или непродуктивные, всего около сотни. Основная сеть все еще оставалась в строю. Однако публичные заявления все же вынудили сотрудников ЦРУ вывести своих людей из штатов крупных газет во избежание скандалов.

В 1976 году комитет по разведке в Сенате выявил, что Управление продолжало поддерживать связь как минимум с 90 наиболее ценными сотрудниками новостных агентств. Все они были связаны контрактами и соглашениями, хотя некоторым уже не выплачивали зарплату из ЦРУ.

Оза­бо­чен­ность Кол­би сос­то­я­ла в том, что он мо­жет по­те­рять важ­ный ре­сурс це­ли­ком, несмот­ря на то, что Управление ста­ло нем­но­го ос­то­рож­нее в том, ко­го мы ис­поль­зо­ва­ли и как мы их вер­бо­ва­ли, - заявил высокопоставленный сотрудник ЦРУ в беседе с Бернстайном.

После отставки Колби в 1976 году его место занял Джордж Герберт Буш, который сразу заявил, что ЦРУ больше не будет оплачивать работу журналистов и прекратит все договорные отношения. При этом Буш оговорился, что ЦРУ будет приветствовать безвозмездные контакты журналистов с Управлением.

Джордж Буш-старший принимает присягу в качестве главы ЦРУ

Проблемы в комитете

Комиссия в Сенате, которая должна была заниматься расследованием ситуации, столкнулась с рядом проблем. ЦРУ совершенно не хотело выдавать свои данные ни на журналистов, ни на своих сотрудников. По мнению Колби, раскрытие информации могло привести к "охоте на ведьм" за рубежом. Доля объективности в его словах присутствовала, поэтому Сенат оказался на распутье: с одной стороны - компрометация деятельности разведки, с другой - злоупотребление властью со стороны ЦРУ.

Уже при Буше было достигнуто определенного рода компромиссное соглашение: ЦРУ обязалось собрать информацию о журналистах, однако из документов вымарывались названия газет и все имена. Управление отправило примерно 400 резюме журналистов в комиссию. Это была лишь малая толика информации, которая свалилась на Уильяма Бадера, руководившего расследованием.

Мы да­ли им ши­ро­кую, реп­ре­зен­та­тив­ную кар­ти­ну. Мы ни­ког­да не де­ла­ли вид, что это бу­дет под­роб­ное опи­са­ние ря­да ме­роп­ри­я­тий, про­ве­ден­ных в те­че­ние 25 лет, или наз­ва­но ко­ли­че­ст­во жур­на­лис­тов, ко­то­рые де­ла­ли для нас ра­бо­ту, - заявил близкий к расследованию со стороны ЦРУ источник.

Бадер забраковал те "брошюры", которые ему прислали. Несколько месяцев он убеждал, угрожал и требовал от ЦРУ раскрытия полной информации. В итоге ЦРУ согласилось выдать полные досье 25 журналистов но опять же без имен и названий. При этом доступ к досье получили всего четыре человека из комитета. Папки с данными о контактах были толщиной от трех до 11 дюймов (7,5-28 см).

Сопоставив информацию из тех 25 полных досье с 400 "брошюрами", Бадер пришел к выводу, что размах сети был просто огромен. С ЦРУ сотрудничали самые видные журналисты 50-х, 60-х, 70-х годов. Более того, по полным досье можно было примерно определить, о каком журналисте и агентстве шла речь. Выяснилось, что те, кто полностью отрицал свою причастность к работе с ЦРУ, были чуть ли не самыми ярыми их информаторами.

Бадер попытался копать дальше, пытаясь узнать, продолжаются ли контакты и по сей день, несмотря на заявления Буша. Но столкнулся с "глухой, каменной стеной". В результате работа комитета заглохла, а выводы были похоронены. Копать дальше было невозможно еще и потому, что ЦРУ жутко боялось утечек. Они могли просто обрубить все потоки данных Бадеру, если бы заподозрили в утечках его команду:

Все бы­ло так, как буд­то рас­сле­до­ва­лась на­ша де­я­тель­ность, а не ЦРУ, - заявил один из членов комитета.

Но в Сенат нужно было предоставить доказательство работы. В итоге был представлен доклад, в котором упоминалось о контактах ЦРУ с 50 журналистами, были даны цитаты Колби и ни слова о 400 резюме, а о дальнейших контактах ЦРУ с прессой даже не сообщалось. Создавалось впечатление, что этим все и ограничилось, общественность может быть спокойна.

Журналистское единодушие

Момент вручения результатов комиссии Уоррена об убийстве президента Кеннеди Линдону Джонсону

Конечно, это не первый слив об отношениях ЦРУ и американских медиа. Был еще один в середине 60-х, организованный журналистами Уайзом и Россом, под названием "Невидимое правительство", но самый, безусловно, масштабный. Его обнародование позволило пролить свет на то, как составляются доклады ЦРУ для общественности. Снова были поставлены под сомнение многие исторические события, например, убийство президента Кеннеди.

Во время основных событий расследования убийства стали появляться альтернативные теории на основе множества несостыковок, но только слаженная работа сразу нескольких крупных американских СМИ позволила не получить им медийный охват. Доклад комиссии Уоррена, занимавшейся расследованием убийства, был встречен массовым единодушием как в телевизионных репортажах, так и в многочисленных колонках. Сработали те самые "активы" колумнистов:

Я никогда не видел, чтобы официальный отчет встречали такой всеобщей поддержкой, как тот, который предоставлял выводы комиссии Уоррена, обнародованные 24 сентября 1964 года. Все основные телевизионные каналы посвящали специальные выпуски программ анализу доклада; на следующий день газеты публиковали длинные колонки с подробным разбором выводов доклада, сопровождаемые анализом специальных новостей и редакционных статей. Приговор был единодушным. Доклад ответил на все вопросы, не оставляя места для сомнений, - вспоминает журналист Фред Кук.

Все остальные мнения были признаны "теориями заговора", а фраза быстро приняла негативно-насмешливый оттенок, не без помощи все тех же колумнистов.

Как видно, такое журналистское согласие при наличии других точек зрения не могло быть простым стечением обстоятельств, тем более что к докладу действительно были вопросы.

Подобные же подозрения вызывает и сегодняшняя "истерия" американских СМИ о России и ее влиянии на выборы в США. Бывший сотрудник Госдепа, обозреватель Nation Джеймс Карден также уверен, что обилие анонимных источников, на которые ссылаются американские медиа, есть прямое доказательство не закончившейся в 76-м году эксплуатации ЦРУ американских журналистов, а характер отношений, судя по единодушию либеральных СМИ, носит все такой же массовый характер.

Однако проблема с фактической ложью в докладах остается. Если просто допустить, что влияние ЦРУ на журналистов сохраняется в том же объеме, как и 40 лет назад, то угроза намеренно искаженной интерпретации даже небольших кусочков информации о мировых событиях может повлечь за собой стратегические ошибки правительства и аппарата президента США (особенно в моменты конфронтации Белого дома с либеральными медиа) и привести к катастрофическим последствиям.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
Чтобы подписаться на канал Ruposters в Telegram, достаточно пройти по ссылке https://telegram.me/ruposters с любого устройства, на котором установлен мессенджер, и присоединиться при помощи кнопки Join внизу экрана.

Поделиться / Share