Мнение

Батька "гнет" ЕС: что потеряет Европа из-за санкционного пакета Лукашенко

Батька "гнет" ЕС: что потеряет Европа из-за санкционного пакета Лукашенко
Михаил Мельников

Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил о подготовке ответных санкций в отношении европейских стран. В первую очередь речь идет о Литве и Польше, которых он обвинил в прямом вмешательстве во время протестов в стране. Кроме того, ограничения могут коснуться и Украины: она прекратила контакты с Минском, не желая портить свой имидж. Батька пообещал перекрыть поставки санкционки в Россию через Белоруссию, переориентировать торговые потоки с портов Литвы и т.д. Михаил Мельников разбирается, насколько болезненны для ЕС эти меры и вообще разрыв экономических отношений с Минском.

Европейские санкции против Белоруссии пока что ограничиваются запретом на въезд 30 гражданам, причем сам Лукашенко в этот отборный отряд не входит. Существуют также расширенные списки разной степени официальности, носящие предварительный, предуведомительный характер. Но ответка от Лукашенко уже готова:

Вот мы им сейчас покажем, что такое санкции. Если они еще в Китай и Россию через нас барражировали, сейчас они будут летать или через Балтику, или Черное море торговать с Россией, и прочее. А по санкционной продукции — пусть даже не мечтают. Мы им покажем, что такое санкции.

Интересно, что прежние санкции Евросоюза, отмененные в 2015 году, не вызывали значимых ответных мер со стороны Минска, но сейчас, похоже, будет иначе. Посмотрим, насколько сильно ударит по Западу "пакет Лукашенко".

Воздух — это святое

Начнем с воздушного пространства. Его перекрытие в мирное время — мера беспрецедентная, которой ни разу не воспользовались Россия и Запад в своем куда более жестком противостоянии. До катастрофы малайзийского "Боинга" не перекрывали небо даже над Донбассом. Закрытие неба со стороны Минска будет чувствительным только для Литвы, главный аэропорт которой находится в двух шагах от белорусской границы. В результате для пассажиров, вылетающих из Вильнюса на юг (например, в Турцию), вырастет расход топлива и несколько повысятся цены. Зато репутационные издержки будут огромными: как-то не принято у нас переносить дела земные в воздух.

Пассаж про санкционную продукцию не слишком понятен. Для Белоруссии такого понятия, строго говоря, не существует, так как нет санкций. Зато в стране появилась целая индустрия переклеивания этикеток с западных товаров для реэкспорта их в Россию. Пришлось даже собственную банановую ферму основать, чтобы не возникало вопросов, откуда в прохладной стране столько тропических плодов. Будем исходить из программы-максимум: полный запрет экспорта из стран, которые накладывают те или иные санкции на Белоруссию.

Зависимость от торговли

Общий внешнеторговый оборот Белоруссии в 2019 году составил 72,28 млрд долларов США — приличная цифра, учитывая, что ВВП страны ровно на 10 млрд долларов меньше. Для сравнения, внешнеторговый оборот России в том же году сократился до 672 млрд долларов — это практически на триллион (!) долларов меньше, чем наш ВВП. Из этого мы можем сделать два вывода:

1. Санкции очень мешают торговле, и Минску, боюсь, скоро предстоит ощутить это так же, как и Москве.

2. Белоруссия зависит от торговых отношений в разы сильнее, чем Россия, а значит, и санкционная война для нее опаснее.

Несмотря на то, что Белоруссию у нас почему-то воспринимают как страну-производителя, на самом деле торговое сальдо у нее, в отличие от России, стабильно отрицательное: продажи на 33 миллиарда, а закупки на 39 миллиардов долларов. Но минус этот формируется главным образом из отношений с Россией: отрицательное сальдо составляет 8,4 млрд долларов, несмотря на забившие российские склады тысячи тонн "Атлантов" и "Гефестов". С остальными странами СНГ Белоруссия в приличном плюсе, с "настоящей заграницей" в небольшом минусе.

На Россию приходится почти половина белорусского товарооборота: 56% импорта и 41% экспорта. Точно тот же 41% продаж идет за пределы СНГ, впрочем, обольщаться не стоит: в дальнем зарубежье главным покупателем белорусских товаров является бедная Украина, в которую Белоруссия поставляет столько же, сколько в следующие по списку Польшу, Литву и Великобританию вместе взятые. Но поскольку Украина идет сейчас в одном русле с ЕС, неизбежная при торговой войне потеря этих рынков сбыта была бы для Белоруссии самой настоящей катастрофой. Можно, конечно, попытаться перенаправить эти товары (например, сельскохозяйственную продукцию) в Россию, но фермерское лобби в нашей стране точно не испытает от этого восторга. Непонятно, почему Москва должна лишать рынка сбыта кубанских и алтайских производителей ради гомельских и могилевских.

А если окружающие страны откажутся от импорта белорусской электроэнергии (это гораздо проще, чем от русских нефти или газа), БелАЭС просто не сможет работать на полную мощность.

Крайняя - Украина

Очевидно, что от санкций Минска должны в первую очередь пострадать поставщики товаров в эту страну. Лидирующие по этому показателю Россия и Китай вне группы риска при любой власти в Минске, далее следуют Украина, Германия и Польша. При этом значимым покупателем Белоруссия является только для Украины. Основные статьи украинского экспорта — "соевые бобы, вагоны грузовые железнодорожные, корма, части подвижного состава, прокат плоский из нелегированной стали горячекатаный, кукуруза, говядина свежая или охлажденная, полимеры этилена, хлеб и мучные кондитерские изделия" (все это производится и в России). Объем — примерно на полтора миллиарда долларов в год, то есть 3% от общего украинского экспорта. Для Польши поставки в Белоруссию — около половины процента, для Германии — менее половины.

Таким образом, "наказать" получится только Украину. Много говорится о Прибалтике, но с ней выходит незадача: три прибалтийских государства практически ничего не продают в Белоруссию, только покупают. Причем покупают зачастую российские товары, которые Белоруссия закупает у нас по льготным ценам, а потом перепродает. К примеру, самый значимый из прибалтийских контрагентов Минска, Литовская Республика, хоть и в 3,5 раза меньше Белоруссии по населению, но имеет почти такой же внешнеторговый оборот, и Синеокая занимает в нем не такое уж значимое место. Литва главным образом закупает там лес, электроэнергию, нефтепродукты, минеральные удобрения, то есть все то, чем богата и Россия, на которую без радости, но с легкостью при случае переориентируется. Экспорт Литвы в Белоруссию составляет менее 1% всего экспорта этой скромной страны. Такими суммами, конечно, тоже не бросаются, но добить Прибалтику санкциями не получится никак.

Паразиты без транзита?

Лукашенко предложил изменить логистику белорусского экспорта, отказавшись от услуг Литвы: 

Вот мы и посмотрим, как они будут жить. 30% литовского бюджета формируют наши грузопотоки через Литву.

Интересная цифра. Экспорт услуг в Литве составляет порядка 7 миллиардов долларов в год, из них услуги транспортные (оказываемые далеко не только Белоруссии) — чуть более половины, будем считать 4 миллиарда. Экспорт товаров — 23 миллиарда евро. Каким бы ни было налогообложение, говорить о "30% бюджета Литвы" не получается. Вероятно, Александр Григорьевич имел в виду тот факт, что белорусские грузы, главным образом калийные удобрения, составляют 30,2% годового грузопотока Клайпедского порта. Это много, и потеря таких объемов лишит и без того прохудившийся литовский бюджет не 30%, конечно, но заметной доли дохода.

Вот только как Белоруссии торговать удобрениями и техникой без Клайпеды? Чисто теоретически можно заменить Литву Латвией, которая ведет себя значительно сдержаннее и старается не лезть в белорусский кризис, но на 99% ЕС не позволит Риге поработать штрейкбрехером. И остаются лишь российские порты — Калининградской области или Санкт-Петербурга. Путь в Калининград все равно лежит через Литву или Польшу (и они могут выставить очень серьезные суммы, благо Белоруссия не входит в ВТО, где существуют ограничения), а транспортное плечо в Петербург обойдется настолько дорого, что удобрения окажутся практически "золотыми". Не понимать этого Лукашенко не может — равно как и того, что издержки "удара по Литве" будут для самой же Белоруссии неподъемными. А значит, снова придется просить денег у России — по иронии судьбы, главного конкурента на мировом калийном рынке.

Честно говоря, попросить денег можно и без всех этих реверансов. Россия — щедрая душа, даже слишком.

Народ не поймет

Нельзя недооценивать и социальную роль возможного разрыва отношений с Западом. Белоруссия по чисто географической причине куда ближе Западу, чем Россия. Из Минска ходят электрички в "шенгенский" Вильнюс, тысячи минчан ездят туда на шопинг, поскольку минские цены почти достигли уровня московских (в свою очередь из-за привычки москвичей ездить на шопинг в Минск, такое домино потребительства). За год в стране выдается около 700 тысяч шенгенских виз, а учитывая, что большинство из них не однолетние, можно смело сказать, что половина белорусов имеет право свободного въезда в Евросоюз. Ограничение этого права точно не сделает Лукашенко популярнее: вспомним, что поводом для Майдана-2013 стала приостановка Януковичем переговоров о безвизовом режиме с Европой.

Таким образом, Евросоюз (в отличие от ряда своих членов, в первую очередь Польши) до последнего будет тянуть с реальными экономическими санкциями, которые могут сказаться на населении Белоруссии. Потому что задачу перетянуть Минск "на сторону добра" никто не снимал, и Европа продолжит играть роль доброго полицейского, который целиком и полностью поддерживает белорусский народ. 

Что же получается? Александр Григорьевич так убедительно угрожает Европе, а ей нечего бояться? Совершенно верно. Цель высказываний белорусского президента совсем иная: он обращается не на Запад, а на Восток, он не Европу пугает, а перед Россией стелется, показывает, что готов терпеть те же лишения, что и большой союзник, лишь бы его не бросили.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share