Статьи

Наш человек-тотем: почему Путин стал главным российским брендом

11.9k
Комментарии 0
Наш человек-тотем: почему Путин стал главным российским брендом
Платон Беседин

Российскому президенту Владимиру Путину сегодня исполняется 65 лет. Этот день он проведет на рабочем месте. В его графике значатся десятки телефонных разговоров и оперативное совещание с членами Совбеза. Всего лишь дважды - в 2014 и в 2016 гг. - Путин отмечал личный праздник не на работе. В российской и зарубежной прессе сегодня много пишут о роли президента, его пути в политике, взглядах и достижениях, вспоминают яркие высказывания. Платон Беседин попытался ответить на вопрос, который на Западе задали много лет назад: кто же такой мистер Путин и как его воспринимают россияне. 

Сейчас, когда прошло 17 лет со знаменитого ельцинского "Я устал, я ухожу" и пришествия Владимира Владимировича, Россия не представляет себя без Путина. Убери любого чиновника – пожалуйста, но президента – не трожь. Царь хороший, бояре плохие. 

А ведь тогда, 17 лет назад, большинство в стране вздохнуло с облегчением. Ну, наконец-то, уходит! Представьте, какуой бы оказалась реакция на подобное заявление президента сейчас. Да, кто-то бы, может, и вздохнул с облегчением, но сколько таких? Остальные бы скорее напряглись, расстроились и даже отчаялись. И это самая упрямая вещь на свете, иллюстрирующая отношение к Путину в стране. 

За 17 лет при Владимире Путине выросло целое поколение, не представляющее той жизни, которая было до нынешнего президента. И сравнивают они современную Россию не с той из 90-х, а с западными образцами. Логично, что не всегда в нашу пользу. Имеют право. 

Но те, кто сохранил память, сравнивают Россию нынешнюю с той, что из 90-х. А из хорошего там было разве что ощущение душистой свободы. Точно запах ленкоранской акации, она обволакивала разрушающуюся страну - распиленную, растасканную на куски. 

Часто доводится слышать: "У него (то есть у Путина) было 17 лет, чтобы выстроить свою страну". Простите, но вы это всерьёз? Я знаю не так много мощных проектов, которые строились бы за 17 лет. Тем более после разрухи. За это время люди и дом-то не успевают построить, а тут речь о стране. 

Но даже эти люди не могут ответить на вполне конкретный вопрос: "А кто вместо? Что вместо?" Всё, что они могут произнести: "Да кто угодно". Но это – не метод. Более того, это признание собственной неправоты. 

Однако мы все хотим знать, кто и что вместо. Ведь ещё шесть лет, будем объективны, - и дальше новая эпоха. Эпоха без Путина. И слишком многих это откровенно пугает. Они боятся, что вновь случатся рецидивы старых болячек. Регионы почувствуют суверенитеты, руководители – страсть к Западу, приватизаторы – вкус распила, а военные – сапог нищеты. Страх остаться без Путина – константа нашего общества. 

От чего так? Во много потому, что Путин вернул нам уважение к своей стране и самоуважение. Даже при всех тех проблемах, что есть. В 90-х мы смотрели на себя как на обслуживающий персонал, как на потребителей вторичных иллюзий. Мы верили, что постсоветский мир – это мир без победителей и побеждённых. Но нас обманули. Мы сами обманулись. И оставалось лишь наблюдать, как пьяный президент выплясывает перед Клинтоном. Русский человек, россиянин, это воспринимал как унижение. Но многих из нас водили на цепи как медведей. И киношный таксист, озвученный Юрием Стояновым, произносил монолог, отражающий ельцинскую эпоху: "А где твоя Родина, сынок? Сдал Горбачёв твою Родину, чтобы тусоваться красиво. А теперь твоя Родина две войны и Крым просрала".

Оттого столь мощный резонанс вызвало возвращение Крыма в Россию. Несомненно, это было сугубо путинское решение. И впервые за новейшую историю Россия ответила на главный вопрос 90-х. Ответила уверенно, чётко: "Здесь Родина, и она своих не бросает". Это было, действительно, историческое, знаковое решение, переводящее Путина из категории сильных политических лидеров в первый эшелон российских государей – тех, кто в полной мере творил историю, создавая новую Россию. 

Трудно представить, с каким трудом далось президенту это решение. Но ещё труднее было оказаться не втянутым в открытое противостояние. И можно сколько угодно рассказывать о том, что крымское решение сделало Россию изгоем, но мы видим, что, несмотря на все санкции - безусловно, крайне болезненные - наша страна остаётся и законодателем, и партнёром. 

Более того, если верить западным СМИ, то всё, что происходит в мире, совершается так исключительно по воле Путина. Он приводит Трампа к президентству, устраивает референдум в Каталонии, приговаривает Сирию, слабо давит на Северную Корею – всё Путин. Человек, который, по сути, в одиночку противостоит западному миру. И это очень важный момент: таким его видят элиты и медиа лучших, как они себя называют, стран. Путин – это не просто лидер новой России, но иной полюс мира. 

Тут я вспоминаю слова Александра Солженицына. Когда Путин только стал президентом, он поехал к Александру Исаевичу и имел обстоятельный разговор, после которого мыслитель сказал: "Что же, за внешнюю политику я спокоен, а вот с внутренней – не уверен". Так и получилось. 

Возвращение самоуважения и уверенности в том, что за пределами страны ты не будешь принят как бедный родственник, особенно важно для нашего человека. И возвращение это происходит не на северокорейский манер, когда народ постоянно накачивается агрессивным превосходством, нет. Путин, наоборот, всегда предельно спокоен и разумен. Он говорит не о ядерной пыли, а о партнёрстве и сотрудничестве. 

И это спокойствие транслируется не только вовне, но и внутрь страны. Выступления Путина подобны сеансам массового излечения от беспокойства и даже отчаяния. Люди действительно верят президенту; его федеральные послания и пресс-конференции стабилизируют не только ситуацию в стране, но и состояние каждого отдельно взятого человека. Такой эффект я лично наблюдал десятки раз. И это умение вселить уверенность – редкое качество. Ведь наши люди, которые во все времена привыкли ругать власть, как правило, раздражаются от речей политиков. В случае Путина эффект прямо противоположный. 

За счёт чего он достигается? Полагаю, что Путин в отличие от большинства наших политиков, даже несмотря на свой колоссальный статус, понимает народ. Он сам – кровно, если угодно – из народа. От него невозможно услышать фраз вроде "Денег нет, но вы держитесь", он предпочитает не округлые штампы, а конкретные предложения, часто сдобренные народными шутками и мудростями. 

Собственно, во многом благодаря им Путин сразу же получил огромный кредит доверия, не спадающий до сих пор. Люди решили: "Это наш человек". И коронные путинские шутки, и фразочки вроде "Да вы что там все, охренели?" – отнюдь не задабривание, не пиар, а реальный взгляд не со стороны чиновника, но со стороны человека. Казалось бы, элементарно, но в то же время столь ценно.

Впервые мы наблюдаем уникальную ситуацию: жители России уважают своего лидера больше, чем остальных, и могут сомневаться в чём угодно, но только не в нём. Заметьте, о Путине могут говорить как угодно – восторженно, зло, агрессивно, – но никогда с пренебрежением. Пренебрегать Путиным невозможно – ни в России, ни за его пределами. А это, учитывая нашу специфику и менталитет, весьма серьёзное достижение.

Сегодня Путин в мире – главный российский бренд, антитеза западному доминированию, политик номер один. Путин в России – это даже не политик, а человек, без которого в принципе невозможно представление нашей страны, первоэлемент, берущий начало в народном сознании, коллективный образ, к которому обращаешься в критические моменты. И это даже больше, чем царь-заступник. Скорее это нечто вроде тотема коллективного сознательного и бессознательного, который лучше всегда иметь при себе. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать Ruposters в ленте "Яндекса" https://zen.yandex.ru/ruposters.ru

Поделиться / Share