Политика

Foreign Policy: бомбардировка Хиросимы спасла Японию от СССР?

2.1k
Комментарии 0
Foreign Policy: бомбардировка Хиросимы спасла Японию от СССР?

«Foreign Policy» в своей статье, посвященной атомной бомбардировке Хиросимы, рассуждает о том, как ядерная атака повлияла на систему международных отношений, и приходит к выводу о том, что, вопреки расхожему мнению, Сталин принял решение не вторгаться в Японию, желая не портить отношения с США, а не будучи напуганным последствиями нападения на Хиросиму и Нагасаки. Ruposters публикует выдержки из статьи.

Почему же вторжения не произошло? Сталин был известен своими аппетитами. Почему же он воздержался и не захватил лакомый кусок японской территории, который впоследствии дал бы ему влияние в послевоенной Японии и, возможно, позволил бы создать союзное государство-сателлит на территории страны по образцу Северной Кореи? 

Уже долгое время историки спорят о том, была ли бомбардировка Хиросимы «военной необходимостью» или средством устрашения СССР. Спустя 70 лет становится очевидным, что Трумэну не удалось бы запугать Сталина, даже будь у него такой замысел. Сталин отказался от оккупации Хоккайдо, пойдя навстречу американскому президенту в попытке сохранить постепенно ухудшающиеся дружественные отношения между двумя странами.

Использование ядерного оружия не было для Сталина таким большим шоком, как принято считать. Задолго до объявления США о наличии бомбы Сталин знал о ведущихся в Великобритании и США разработках. В начале 1941 года советские спецслужбы начали собирать сведения о западных исследованиях, и уже в 1942 году Сталин приказал начать работу над собственным проектом. Работа велась в ограниченных масштабах: Москва не могла позволить себе внушительные расходы на реализацию сомнительной инициативы в условиях изнурительной войны с Германией. Но уже в 1944 году Сталин назначил Берию ответственным за проект, что свидетельствует о нежелании Москвы отставать от американцев в вопросах обладания ядерным оружием. Программа разработки получила название «Проект номер один» и действительно стала таковой: все научные и трудовые ресурсы были брошены на решение этой задачи. 

Тем не менее Сталин стремился к обладанию бомбой из-за того статуса сверхдержавы, который она налагала. Ее реальное применение в военных действиях не впечатлило вождя. Советские разведчики и эксперты совершили несколько поездок в Хиросиму и Нагасаки после удара, записывая свои наблюдения и опрашивая выживших. В сентябре 1945 года советский посол в Японии представил отчет, в котором отмечалось, что японские газеты преувеличивают масштаб катастрофы. «Ни дороги, ни подземные сооружения не были уничтожены», — говорилось в отчете.

Зная об этих отчетах, Сталин скептически относился к силе атомного оружия. «Не атомные бомбы, а армии определяют исход войны», — заявил он польскому лидеру коммунистов Гомулке в ноябре 1945 года. Более того, по его мнению, американцы не желали конфронтации с СССР. Они обезоружены мирной агитацией и не поднимут оружие против нас, полагал советский лидер.

Несмотря на свою привлекательность, с точки зрения геополитики, Хоккайдо не был частью ялтинских договоренностей. Сталин знал, что наступление на острове может поставить под угрозу оговоренное право СССР на Курилы и Сахалин и стать поводом для ссоры с американцами. Трумэн уже намекал на это, внезапно попросив Сталина разрешить расположение американской авиабазы на Курилах в письме от 18 августа.

Очевидно, Сталин со временем стал сожалеть о своем решении отказаться от оккупации Хоккайдо. По мере того, как холодная война набирала обороты, советский вождь терял доверие к Трумэну и укорял себя за чрезмерную обходительность. К 50-м годам Сталин окончательно отошел от Ялтинских договоренностей, объединившись с коммунистическим Китаем и согласовав вторжение в Южную Корею с Ким Ир Сеном. «К черту это все, — сказал Сталин в январе 1950 года, обсуждая Ялту. — Раз уж мы приняли решение изменить действующие договоренности, нужно идти до конца».

В августе 1945 года, Сталин был явно не готов идти до конца. Он все еще видел Трумэна в качестве партнера в послевоенном управлении миром. Это чувство сохранилось ненадолго: понимая, что вдохновленный Хиросимой Трумэн давит на него, Сталин решил твердо стоять на своем. Трумэн, в свою очередь, скорее всего, неправильно интерпретировал отступление Сталина на Хоккайдо, посчитав его проявлением слабости. Хотя это не бомба заставила Сталина отступить на Хоккайдо, ее потенциальная угроза сделала сотрудничество сверхдержав еще более отдаленной перспективой. Из-за трагедии на Хиросиме холодная война стала неизбежной.

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать Ruposters в ленте "Яндекса" https://zen.yandex.ru/ruposters.ru

Поделиться / Share