Политика

О «неправильных» адвокатах: можно ли комментировать дела оппозиции «с прокурорских позиций»?

О «неправильных» адвокатах: можно ли комментировать дела оппозиции «с прокурорских позиций»?

Ознакомился с постом уважаемого Генри Резника, в котором он утверждает, что профессиональной этикой адвоката ему запрещено комментировать дела «с прокурорских позиций». И за это Адвокатская палата Москвы может применить дисциплинарное взыскание к виновным адвокатам.

Я внимательно ознакомился с Кодексом этики адвоката и увы — не нашел там ничего, что подтверждало бы слова Генри Марковича. Можете проверить сами.

До этого я поинтересовался у нескольких своих знакомых адвокатов, знают ли они, где может быть зафиксировано подобное положение. Никто не смог дать ответа. Один из моих знакомых предположил, что это может быть закреплено на уровне рекомендаций Совета Палаты.

Но извините, как рекомендательное решение может послужить основанием для применения санкций к адвокату? Статья 4 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» четко говорит, что в своей деятельности адвокат обязан следовать закону и кодексу адвокатской этики. Ни о каких «рекомендациях» закон не упоминает. 

Сложно представить, как можно в юридически обязывающем документе написать «адвокату запрещено комментировать дела с прокурорских позиций». Такая формулировка — какой-то юридический позор. А что насчет дел частного обвинения, где прокурор вообще не участвует? Что насчет арбитражных и гражданских дел, 90% которых рассматриваются без участия прокурора? Как быть с этими делами?

При этом, на словах декларируется, что адвокат — независимое лицо, находится вне политики. Но комментарии самого Генри Марковича по чужим резонансным делам всегда носят яркий политический характер. И всегда эти комментарии обличают произвол кровавого режима, что безусловно — чистая случайность.

То есть, рядовому адвокату комментировать чужие дела «с прокурорских позиций» нельзя — потому что так решила Адвокатская Палата вопреки федеральному закону и Кодексу этики. А сам Генри Маркович может это себе позволить — ведь он их комментирует с правильных, «правозащитных» позиций.

Уже многие годы я наблюдаю падение авторитета адвокатуры. Это не относится к адвокатам в целом — среди них очень много грамотных и уважаемых мною коллег. 

В первую очередь речь идет об адвокатской бюрократии — всех этих бесчисленных Советах и Палатах. Эти органы, отделившись от государства, сами стали «государством в государстве». Со своими лоббистами в органах государственной власти и прочими атрибутами. Несколько лет назад лоббисты всерьез двигали закон, по которому представлять интересы в судах может только адвокат. Цель ясна — загнать всех частнопрактикующих юристов в адвокатские палаты и «стричь купоны» в виде членских взносов. Мотивация у этой инициативы была самая «высокая» — мол, нужно повышать уровень оказания юридических услуг.

Между прочим, каков этот уровень у некоторых представителей адвокатского сообщества, пользующихся благосклонностью Генри Марковича? Вот, например, Навальный стал адвокатом, работая в фирме «Аллект» заместителем самого себя. По сведениям СКР, стал адвокатом, предоставив поддельную справку о стаже.

При этом Адвокатская Палата Москвы, узнав данные факты, почему-то не проявила того же служебного рвения, которое наблюдается у нее по «этическим» вопросам. Навального лишили адвокатского статуса уже после вынесения приговора по «делу Кировлеса». 

Мне могут возразить — ведь ты комментируешь чужие дела с одной стороны, так почему это не может делать Резник — с другой? Ответ простой — я не считаю, что нужно наказывать тех, кто комментирует дело «с другой стороны». В этом и заключается различие между мной и правильным адвокатом Г.М. Резником.

Илья Ремесло

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share